Дневник Д.А. Михайлова (1921-1965)

Дневник Дмитрия Александровича Михайлова (1921-1965).
Житель города Мурома.
Начало с 26 апреля 1937г. Окончание 17 января 1942 г.
Общая тетрадь в клетку 21х16,6х0,7. Обложка серо-голубоватого цвета. Листы пожелтели, потерты. На обложке разрывы, потертости, следы от мух и остатки приклеенной газеты. Написан фиолетовыми чернилами стальным пером.
Надписи на обложке: «Не читать» и подписи автора: «Д. Михайлов» 
Л. 1 - пустой
Л. 2 – пустой
Л. 3 – пустой
 
Л. 4
Все проходит как тень, как молва быстротечная (с обложки альбома родшей мя)[1]
Все течет!
О! Весна! Юность года!
О! Юность, весна жизни!!
Не место красит человека, а человек место!
…Хвалу и клевету приемли равнодушно, и не оспаривай глупца. (Пушкин)
Жизнь умеет наказать того, кто не служит ей. (Горький)
Это я… Д. Михайлов[2]
 
Л. 5
Жизнь. А что такое жизнь? Как бы это сказать не по-научному. Мы живем. Одни долго живут, другие не долго. Одни сильны, другие слабые; одни известные, другие не известные.
Что такое жизнь человека по сравнению с расстояниями Вселенной, по сравнению с временем? Ничто. Капля в море. В это «каплю» человек успевает творить, строить, мыслить.
Черт возьми!!! Как раздумаешься, так прямо думам конца нет. Что там дальше, за солнечной системой, за галактикой? Что там, в неведомых вечных глубинах?!?
На лекции по астрономии Николай Владимирович Гладков говорил, что конца веселенной нет. Что если бы мы «оседлали», сели верхом на луч света и летели бы по прямой со скоростью 300000 км/сек. Целые мириады лет, то все время бы были в центре вселенной, то есть Центр у Вселенной везде, а окружность (конец) нигде.
Все же я не могу представить ни конца Вселенной и ни того, что у Вселенной нет конца!!!!!!!!
Гладков же говорит, что если бы мы были сверхогромные существа, в несколько раз сотен более галактик, то все бы эти галактики и вся Вселенная показалась бы этим существам… облачком газа.
Можно думать, что в каком-нибудь газе (например в СО-2) такие скрываются неведомые мельчайшие миры, вселенные, галактики, энные системы и т. д.
Он же, т. е. Гладков, говорил, что строение галактик и всей вселенной очень сходно со строением атомов и молекул.
Может атомы тоже своеобразные вселенные?
 
Л. 6
Нет! Человеческому уму недостижимо все это!
 
27/IV-37 г.
Вчера был на кино «Юность поэта». Оное произвело на меня большое впечатление. Особенно первая картина (памятник и надпись «Здравствуй племя, младое, незнакомое» и еще то место, где Пушкин читал «Вспоминание в Царском селе»).
Хотел сейчас написать что-нибудь о девчонках и вообще о классной «политике», да что-то в голову ничего не идет. Нет охоты совсем…
Через 2 дня 1-й май, а там и испытания совсем близко. Хорошо бы сдать. Эх, и погуляли бы летом. А если бы на осень переэкзаменовку дали по одному предмету (химия, анатомия).
На кино вчера ходили с Витией Б.[3] Назад шли … (неразборчиво), видали пьяного, валялся без движения. Ну кто бы (далее – слово зачеркнуто) упустил (далее слово зачеркнуто)? обязательно (зачеркнуто) бы. А мы постояли, посмеялись и мимо прошли.
Пока все.
28/IV-37.
Вчера ходили вечером гулять. Я взял у Лены М.[4] феску и отдал на другой день. «…» «…». Вечером бродили, бродили, решили зайти к Василию Алтареву[5]. Зашли (нас было 5 чел.: я, Витя Б., Игорь М.[6], Ваня Б.[7], Коля С.[8]). Игорь играл на мандолине, а мы пели. Домой пришел в 11 часов.
29/IV-37.
Сегодня в школе комсомольский вечер или лучше сказать, вечер старших классов.
Сначала была торжественная, а потом художественная части, потом закусывали, пили ситро, а затем танцы «до упаду». Когда играли в игру «знакомство» (то есть ходили «под ручку» др. с др.), Витя Б. ходил с Шубняковой. Ой, и чудно же смотреть было! Непривычно…
 
Л. 7
Мы с Витей Б. посадили в середку Лену М. и говорили обо всем понемногу. Перед тем Витя Б. хотел к Шубняковой подсесть. Да Ауров Ш. вперед сел, и мы на него разозлились. Свистун, черт!!! Лена М. взяла у меня нож перочинный, на котором было выжжено (пропуск) и не отдавала.
Ах, забыл написать: мы с Витей Б. взяли пустую бутылку и налили туда воды и заткнули. Володя Азановский – пионервожатый (попросту, шпанец или жертва), раскупорил и стал пить, думая, что это ситро и т. д. (в общем понятно, что должно быть далее).
Девчонки из 8-х классов – есть приманка для ребят старших классов. С ними всех больше танцуют, любезничают и т. д. Шубнякова, гулявшая ранее с В. Ходынским, теперь «свободна». Интересно, чьей будет. Пожалуй, Аур возьмет. А может и Витя Б.
После вечера мы с Витей Б. проводили (якобы из-за ножика, который она нам все не отдавала) Лену М. домой.
Когда шли обратно домой, Витя Б. удивился, почему я не начну чалиться к ней. «Я только сейчас раскусил, какая она», - сказал он.
А правда, почему не начну? И сам не знаю. Что-то нет охоты. На прошедшем вечере она была совсем не видной, только дело какая-нибудь Павлова или Федосеева (8 класс). Лена М. хотела 1 мая прийти ко мне часам к 8-9. А Витя Б. сказал, что у нас есть хорошая лавочка (намекал на скамеечку под деревьями).
Да! Что ж такое любовь? Влечение какое-то одного лица к другому. Вот я, например, люблю Витю Б. (конечно, он самый лучший товарищ у меня).
А прошлый год я Шубнякову любил, только совсем не так, как Витю Б. А вот я шоколад люблю (это тоже любовь?) (только…). Ха-ха!
 
Л. 8
30/IV-37.
Встал в 9 часов (вчера, или, вернее, сегодня пришел домой в 3 часа утра).
Сегодня ходили с мамой на базар. А потом, чуть ли не без перерыва по лавкам бегал. Завтра первый май. ПРАЗДНИК... Чего интересно сегодня вечером будет? (Может около 4 часов).
Пока все, а чего будет вечером, напишу.
А вечером ничего интересного не было. Мы с Витей Б. шлялись по рабочему поселку[9] (по зеленой полосе). Только видали Витю Х. с кем-то (после узнали, что с Шубняковой). Но вот и все. Лену М. не видали.
1 мая (1/V – 37).
Этот день я провел почти весь с Петей Лебедевым (двоюродный брат Вити Б., ученик 10 класса). К школе я пошел к пол. девятому, и он тоже (он живет на конце раб. пос.). Почти никого не было ни у клуба, ни у школы. Мы сходили с ним к ним. Когда вернулись, народищу уйма. Около клуба (когда туда пришла школа), я ходил один. Интересно: идешь, толкаешься меж рядами. Я все думал, если бы какой-нибудь ин. корреспондент был тут, много бы записал бы хорошего. Витя Б. с планеристами в комбинезонах стояли в стороне. Народу было очень много везде. На балконе клуба играл духовой оркестр под рук. Шенеберга. Он глушил всех, играя на корнете. Все восхищались его игрой. На площадь он не ходил, так как одна нога у него искусственная.
На площадь мы шли не в рядах с Геной Елисеевым и Витей Буриным (вот два типа славных ребят) (хотя Бурина, наверное, за хорощую учебу далеко не все любят). А мне он нравится. Дойдя до угла главной городской улицы, мы сели на лавочку и глядели, как мимо нас проходят ряды. Родшего мя, то есть отца,
 
Л. 9
видел. Витю Б. видел. Лену М. видел. Вообще, всех видел………….. (14 точек ура).
На площадь пришли, митинг еще не начался. Еле-еле пробрались к своим. Тут я потерял Гену, и Витю, и Ваню. Нашел Витю Б., спросил, где школа наша, он показал, я пошел туда. И «пришвартовался» там. Хотел Лену М. позвать пошататься по городу, но она куда-то исчезнула. Петя Лебедев тоже исчез (после я узнал, что они четверо Женя Ш., Витя Х., Петя Л., Игорь Р. хотели кататься на лодке по большой волне, не удалось).
Молодые бойцы давали торжественное обещание. После палили пушки, оркестр играл Интернационал. Пускали ракеты. После выстрела в небе появляется святящаяся (голубым или красным цветом) точка, за ней тянется дымовой хвост. Иногда эта точка рассыпается на 10-8 точек, и кажется, что это гигантский спрут протягивает к земле лапы, светящиеся на конце. Вообще, это был торжественный момент. По окончании всего этого пошли с девчонками из своего класса в музей, потом на реку. Там встретили Петю Л. (и с этого момента до 10 часов не расставались). Потом он зашел к своей тетке на пироги, а я к бабушке. Встретились у старого вокзала, зашли к нам. От нас на раб. поселок, пошли к ним, потом опять гулять. Встретили (или верней позвали) Нюру Р. (Петя с ней), долго стояли…, долго говорили, острили, смеялись… Дело испортил Петька Кузнецов. «Вот так товар!!!», - заорал он, идя мимо с ребятами, ущипнул Нюру за локоть. Все бы дело сошло хорошо, да только Колька Георгиевский (вроде шпанца), схватил Нюру за энное место... Ну, ладно. Я как мог, затер это происшествие. Петя тоже.
 
Л. 10
Эх, и Петя же!!! В течение каких-нибудь оставшихся пяти минут он успел сговориться, идти в лес гулять (купив вина) с Нюрой (и со мной). Нюра хотела взять стаканчики. Идя в лавку, встретили Витю Б. Он на велосипеде ехал на чьем-то. Позвали его в лес. Вообще, и т. д. и т. п. И в конце-концов мы очутились за поселком с поллитром рябиновки, булками и колбасой. Ждали-ждали с Витей Б. и, наконец, дождались. И вообще, и т. д.
В лес пошли Петя, Витя Б., я, Нюра Р. и Женя Ш. Пошли (допишу после, сегодня некогда).
Дописываю. Петя шел впереди с девчонками, а я с Витей Б. немного позади. Когда прошли примерно половину пути, из-за совхоза, по дороге, ведущей от депо в лес, показалась толпа ребят, человек 30-40. Петя тоже заметил. (Хотя виду не подал). Эта-то толпа ребят пришлась нам совсем не по вкусу. Если это ребята деревенские, еще хорошо. А вот если поселковские – совсем плохо. Витя Б. взял у Нюры Р. бинокль и стал смотреть, а я ждал (с замиранием сердца), что он скажет. И очень обрадовался, когда узнал, что ребята эти деревенские. Расположились мы на траве меж редких деревьев, на краю болота. Девчонки себя чувствовали очень стеснительно, отошли к болоту, и делали вид, что им все равно. Пока мы приготавливались (то есть резали булки, колбасу, открывали бутылки), Петя с оными пошел по краю болота. Когда у нас все было готово, мы свистнули. Петя пошел назад с оными… Немало трудов нам стоило уговорить девчонок выпить хотя бы по половину стаканчика (стаканчики принесла Женя). У Нюры, перед тем, как выпить, даже дух захватывало (еще бы, они боялись напиться пьяными, а на нас, конечно, не надеялись) (пожалуй так) (а может совсем не так).
 
Л. 11
Нюра выпила первая и сразу схватилась за голову (чем еще больше испугала Женю). Женя выпив, тоже за голову схватилась. (Кажется так...) Потом выпили мы, стаканчика 2-3 (кажется). А остальное выпил Петя (хотя больше вылил, чем выпил, и правильно сделал...). Я ничего от выпитого не чувствовал (только если резко голову повернешь, немного темнеет в глазах). Витя Б. спьянился немного большего моего (т. к. в этот день пил уже второй раз)…
Хорошо как-то было смотреть, как расположились немного опьяневшие девчонки и Петя.
Петя лежал, опершись локтем на кочку, Нюра, склонив голову к нему (тоже полулежала), а Женя прислонилась к Нюре.
Чтобы «не спугнуть» такой милой позы, мы с Витей отошли в лес (в то время, Петя читал вслух журнал «Работница»)... Побродив по лесу, мы вернулись, они сидели все в той же позе. Эх, заснять бы!.. Немного спустя мы пошли домой. Петя вел под руки (конечно, уже не пьяный) девочек, а мы шли рядом. Немного погодя, мы «подцепили» их (то есть девочек) с обеих сторон, мне пришлась Нюра, она вся дрожала (мы шли против сильного ветра). «Ах, какой ты теплый», - удивилась она, когда я притронулся к ней, руки у не были холодные. Когда мы переходили через канаву, нам пришлось «расцепиться». А когда опять взялись, мне пришлась Женя… Подходя к большой дороге, которая идет через раб. пос., Петя с Нюрой отошли от нас (еще погулять). А мы с Витей Б. проводили Женю домой (до дома). Зайдя в клуб, где нас ждали «подкупленные» (за 2 р.) Витя Герасимов (брат Вити Б.) и Башкан (ученик 14 школы 5 класса Вова Бороцкий), пошли домой (а подкупил он их для того, чтобы они не уходили без него домой. Домой пришли в 9 часов 35 минут. На сегодня все.
 
Л.12
2/V-37.
Ветрища, пылища!!! (Но не холодища). Ходил на гуляние в поле. На реку ходил. Где Петя Л. хотел кататься на лодке с Нюрой Р. и с Юрой (братом лет 12-ти). Но никого не нашли. (ходили с Валей, братом).
Вечером были с Витей Б. на кино «Том Сойер» (по Марк Твену).
 
3/V-37.
Ветрища, пылища!!! В школе многих не было, главным образом, живущих в деревне, а также Игоря М. и Вани Б. На энном уроке переписывались с Леной М. Илья, мой сосед, уверен, что я ее люблю. В перемену я накрыл Лену М. плащом (в котором пришел). И ей показалось, что я хотел схватить ее за энное место. Во время урока сказала «не умеешь». Я спросил «чего». Она - «то, чего хотел». Я – «что же именно?». Она – «догадайся». Я – «ничего я не хотел». Она – «нет, хотел». Я – «напиши». Но писать она не стала. Тогда я написал на своей парте: «Щупать?». Она кивнула: «Да». (Вообще, когда она видит, что никто не заметил что-нибудь кроме меня и ее, такое, о чем, не всегда можно говорить, она улыбается или же отвечает…)
Вечером никуда не ходил.
 
4/V-37.
Ветрища, пылища! Сегодня после уроков (сходив домой) пошел в ОСО[10]. Сначала наводку сделали (нас было только трое: я, Алтарев Василий и Орлов Н.), а потом пошли стрелять. Винтовки были две. Первые стреляли Алтарев и «Орел». Вася выстрелил быстро, но уж зато Орел помучился, он и маленький, и никак не скажешь, что в 8 классе учится (как в 4-м). «Битый» час показывал ему Баронин (начальник ОСО), как надо стрелять, он устал, видно, даже жалко стало его (вернее сказать не жалко, а досадно). Мы сами как будто устали, глядя на него.
 
Л. 13
Винтовка валилась у него из рук, локти дрожали и т. д. (дуло тряслось).
Нет, сказал он наконец, я отдохну.
Я лег к бойнице и выстрелил (конечно, по команде Баронина).
После выстрела Баронин рассердился, уверял, что я не попал, так как стрелял, не целясь, и дуло ходило ходуном. Я молчал. Так как был уверен, что попал.
Орел опять начал мучаться, и, наконец, выстрелил. Пошли к мишеням.
Я попал в 7, Орел и Вася в 6. Баронин о моей «семерке» ничего не говорил, зря он ругался, а о «шестерках» рассуждал...
А потом нам с Василием дали по 5 патронов сдавать первую норму на значок, условие: не выпустить ни одной пули из яблочка, выбить 40 очков. Я выбил 40. А Василий не выбил (28), потом Василий еще стрелял. Опять не выбил (35). А Орлу Баронин не давал ни одной патроночки… Сейчас сижу, пишу оные строчки, на улице дождь. Стр. Витей Б. договорились сегодня в кино к 9 часам идти, кино «Пастух и царь». В кино не ходили – дождь.
Пойдем завтра.
5/V-37.
В школе уговорились с Леной М. после кино «пошататься». Кино было «Последний моллиордер».
После кино мы, то есть я, Витя Б., Шура А., Коля Х., пошли по мостовой. Коля Х. «проводил» меня к Лене М. И ушел к ребятам.
Ну, мы с ней ходили взад-вперед ….
Ей, видно, было немного досадно то, что когда она говорила о каком-нибудь Мише или Пете (дяде или брате) и прибавляла: «Можешь не беспокоиться», - я отвечал: «Не слишком беспокоюсь»… Все время почти смотрела на меня.
 
Л. 14
Я делал вид, что не замечаю этого.
Вот где-то засвистел Витя Б., все ближе и ближе. Они выходят с Колей Х. из темноты и направляются к нам… Они пришли узнать, не ушел ли я, потом ушли.
Заметив, что она дрожит (конечно, не от холода), я сделал вид, что меня тоже пробирает дрожь.
Когда она спросила, что я дрожу, я ответил: «Не от холода». Ей это, видно, очень понравилось…
Проводив ее домой, пошел к ребятам (которые ждали меня на шоссе…). Пождали Шуру А. (которой был с Алей П.), но, не дождавшись, пошли домой. Туда пришли в 12 часов 45 минут…
Уже в кровати вспоминал о давешнем свидании и, надо сказать, с отвращением таким, черт знает почему?!?!
5/V-37г.
Еще вчера уговорились с Витей Б. (уговаривался не я, конечно, а он), Шура А., Коля Х. с ихними девочками в лес идти… (?!?!). Я зашел за Шурой А., где ждал уже Коля Х. (Витя Б. пошел в кооператив[11] и ждал нас там). Когда все встретились (все это я, Витя Б., Шура А., Коля Х., Аля П., Поля С., Вера, Надя Т.), пошли через переезд в лес.
Проходя мимо Ленинова (Лены М.) дома, я опять вспомнил то (дурацкое) свидание. Чёрт знает почему это, оно мне казалось снова отвратительным… И вздумалось же Вере Г. зайти за Леной М... Всю дорогу, и вообще, во всё время этой прогулки, я ходил там, как будто меня ведут насильно, хотя и не показывал виду. Коля Х. старался всё время понравиться Лене. Изо всех сил старался. Эх, и хопер же, как бы это его назвать? Пожалуй лучше
 
Л. 15
всего к нему подойдет имя «ПОДХАЛИМ» (без кавычек, конечно…). Угощал всех (в частности, её всех больше), и притом ко мне подошёл только один раз. Уж чего он только не делал, что бы ей понравиться: и насвистывал разные «такие» песенки, и то, и сё, и т. д, и т. п. Ходили мы долго, 6 раз снимались (фото. Шура А.). Лену М. я сторонился, она, как мне показалось, немного за мной ходила. Коля Х. ни на шаг не отставал от Л. М…
Шли назад. Я уже думал, ничего хорошего не будет, как увидел справа, по дороге из леса, шли 4 человека: Витя Х., Петя Л., Нюра Ф., Женя Ш. Когда подошли друг к другу, Петя Л. Поздоровался с нами, Витя Х. тоже (Аур обошел Витю Х. стороной, боялся, видно, ведь он за Женей-то бегал маленько, когда те были в ссоре, но а теперь Витя Х. и Женя Ш. снова подружились). Поговорили маленько, погуляли и т. д. Примерно 1/3 оставшейся дороги шли с ними (наши девочки ушли вперед), а потом мы с Витей Б. перегнали их.
(Шура А. во время всей прогулки придерживался Али П.).
9/V-37.
Вот, наконец, долгожданная лекция по астрономии. Началась в 7 часов вечера. Были с Витей Б. Гладков говорил о происхождении Вселенной. Ох, и интересно!!!
Никто никогда не узнает, откуда взялась Вселенная (или Материя).
Рассказывал о нескольких гипотезах происхождения Вселенной.
 
Л. 16
11/V-37г.
Сегодня на уроках Лена М. глядела на меня, так сказать, убийственными или уничтожающими взглядами. Я делал вид, что смущаюсь, и это ей нравилось.
Скоро (через 6 дней) испытания[12] начнутся. Хорошо бы сдать 9 класс без переэкзаменовок, да и гулять всё лето.
Сегодня с Витей Б. уговорились идти на кино «Жить».
Сегодня в 9 часов родший мя уезжает к Лизе (сестре) в Москву.
15/V-37г.
Сегодня была лекция по астрономии (заключительная). Гладков говорил об гипотезе Лапласса о происхождении Земли, Луны и других звезд и планет.
16/V-37.
Сегодня Лена М. взяла у меня карандаш. А когда я у неё его попросил, она сказала: он на стадионе, на лавочке. Я сказал: «Клянусь, не пойду…» Ей, видно, очень хотелось, что бы я пришёл.
Уж, не любит ли она меня? Черт знает? А впрочем, мне от этого, ни холодно, ни жарко...
Завтра последний день учебы. 21 начнутся испытания. За последнюю четверть у меня плохих отметок не будет.
18/V-37.
Вчера кончили ученье. С 21 начнутся испытания. Сегодня был на футболе на стадионе. Играли 3 команды. Первое место взял «Локомотив» из Мурома, за ней из Черустей «Спартак», и потом из Арзамаса тоже «Локомотив».
 
Л. 17
19/V-37 г.
Готовимся по алгебре с Витей Б.
20/V-37 г.
21/V-37г.
Только сейчас пришел с письменной по алгебре. Давали 2 примера и 1 задачу на составление уравн., и примеры были.
1.Система уравн. квадратных. 2. Сложение и вычитание.
Я 2 примера решил и составил уравнение к задаче, но не решил их.
Ну, «пос.»[13] во всяком случае будет …. (наверное). Главное, сдал… 23 алгебра устный. Надо подготовиться. Мне, наверное, задачку даст.
После испытания зашел к Вите Б. (ему к 12 в школу на экзамен). Он сидит, пишет по литературе!!! Видно (по лицу), Витя не сдаст по письменной алгебре. У них тоже сегодня. Хорошо бы сдал… Пойду обедать.
22/V-37.
Сегодня узнал, что работа по алгебре, как я и думал, «пос.».
Случилась, хотя и маленькое, но дурацкое (не в полном смысле этого слова) происшествие. Мы с Витей Б. стояли у них в саду у забора и «наблюдали» за всем, происходившем на поле. Вдруг в нас кто-то стал кидать сухими земляными комками. Мы думали, Володя Алексеев (сосед по дому Вити Б.). Стали искать «преступника». В это время еще кинули. Витя Б. сказал, что это из-за кадки. Я взял (средний) комок земли и, подойдя неск. шагов, кинул (не разглядев, кто там лежит) за кадку. Земля ударилась обо что-то мягкое… И оттуда вышел… отец Вити Б. (это он, шутя, в нас кидал). Я, конечно, извинился, он сказал: «Что это ты так шибко кидаешься? В голову мог попасть». Я чувствовал себя очень неловко. Но, ничего, это будет мне маленький урок…
Недавно (минут 30 назад) увидел
 
Л. 18
в окно троих наших учителей, шедших домой. Это были… Герман Александрович Быстрицкий (физ. орг), Константин Иванович Грязнов, химик, и ГЛАДКОВ Н. В. Главное Гладков! Как-то я у него сдам завтра???
Сегодня родший мя (т. е. отец), пошел за рыбой с сетью (конечно, не один, их трое) в озёра, за реку… Всё!
23/V-37.
Я устную алгебру сдал на «пос.». Витя Б. и за письменную, и за устную получил «хор.». Родший мя сегодня опять за рыбой пошел, с подпусками, а меня не взял, говорит, после испытаний… Ну, теперь-то уж я наверняка сдам все испытания. Ещё трудные-то остались только устный русский. Да немецкий… Витя Б., наверное, поедет в лагеря летом. А я не поеду. Денег нет на лагеря… Может быть, выиграем, или ещё как достанем. В общем, дело за деньгами… Ну, не поеду, не велика беда.
Сегодня в школе Лена М. сказала, когда я взял у неё феску: «Отдай, мы её с одним поделили». И вообще, старается показать, что на меня не обращает внимания (а я всё-таки во время спроса уловил несколько её «таких» взглядов).
И к чему притворяется, что как будто бы с кем-то там «шьется». Дурость! Ведь сразу видно, которая правду говорит, которая врет.
С Витей Б. пойдем на кино (два слова не разборчиво) сегодня.
Сходили. Кино ничего, про Тимирязева.
 
Л. 19
24/V-37.
Настроение с самого утра самое плохое. Ничего не учится, и вообще, в голову не идет. 26 сдавать устную геометрию, ну, её-то сдам, наверное. На стадионе сегодня, кажется, футбол. Сходить что ли? Там видно будет. Ещё 22 с. г. и. м-ца по радио услыхал: «Северный полюс покорен большевиками». На полюс сели 3 самолета. Во главе экспедиции Отто Юльевич Шмидт.
27/V-37 г.
Геометрию сдал на «хор.». И спросили-то меня теорему, которая в тетради (там только одна), и её-то я, конечно, и не учил.
Завтра диктант. Стр. Витей Б. ходили сегодня на кино «Концерт Бетховена». Мне не очень понравилось, уж очень там все дети (советские) по, так сказать, стандарту делают. Вот самое начало и самый конец мне понравились.
После кино зашли в буфет (у Вити Б. были деньги, он нашел 5 рублей).
Витя Б. спер стаканчики… Всё.
30/V-37.
Диктант и сочинение по литературе написал. Сочинение писал на тему «Недоросль».
1 июня (VI)-37 г.
Сегодня первый летний солнечный день г. Завтра сдавать устный русский и литературу.
2/VI-37 г.
Сдал устный русский и литературу. Отметки ни за сочинение, ни за диктант не сказали. По литературе меня спросили поэму Пушкина «Цыганы».
Вчера всё читал стихи Пушкина. Очень понравились некоторые. Надо выучить «Воспоминания о Царском селе», «Оды».
 
Л. 20
Сегодня мама сказала, что мне даст денег на лагеря (60 рублей).
В лагеря придется ехать от вагонного отдела (где работает родший мя). Черт возьми! Витя Б. едет в заводские. Хорошо бы и мне туда.
Сегодня в школе Лена М. что-то на меня внимания много обращала. А я сделал вид, что не замечаю. Она звала всё меня «погулять». Я напомнил ей о Коле Х., она сказала: «Я с ним не хочу, а хочу с тобой».
По литературе и языку она не сдала, кажется. У Вити Б. испытания по литературе и языку перенесены на завтра.
5/VI-37 г.
Сегодня сдал Анатолию на «хор».
Витя Б. лит. и яз. сдал. Сегодня он пошел сдавать немецкий. Не знаю, сдал ли.
Я сделал кинжальчик («за реку ходить»). Уж сломал.
Надо, пожалуй, Лизе письмо написать…
7/VI-37 г.
Завтра немецкий сдавать. Я ничего не учил. Да и учить-то нечего, кажется, только стихотворение выучил «Kommunisten». На улице (и везде) жара. Ночью спали у меня на террасе с Витей Б.
8/VI-37
Немецкий сдал на «отлично» (без кавычек).
Вот сдал, и никакой радости особенной нет. Но на душе все-таки (так сказать) чисто.
9VI-37
Ходил к бабушке с Валей (брат).[14] (Он ночевал у нас). (Он ведь живет-то у БАБУШКИ).
15/VI-37
Весь день дождь. Я почти не выхожу на улицу.
Вчера с утра и сегодня к вечеру что-то болит правая нога в верхнем суставе. Наверное, растяжение жил.
УРА! Скоро в лагеря!
(по диагонали всей записи написано «Дурость. Это писал я»)
16,17,18,19/VI-37
Все помаленьку к лагерям готовлюсь. Едем, вроде, 22, или 23, или 24. В общем, скоро едем.
19 был на спектакле «Потонувший колокол». Он оч. хор.
20/VI-37 г.
Витя Б. уехал в лагеря. У меня уже все собрано. И я, так сказать, по первому зову могу выехать в лагеря!
Записи буду продолжать после лагерей. В лагеря едем с Вовой Г. (13 лет). Он живет недалече от нас. Итак, до свидания! (Пожалуй, до долгого).
(Поперек по диагонали написано «Черт возьми!») 
P. S. А Игорь М. и Василий А. гуляют (я знал, вернее, догадывался) с Гутей А. и Тоней Д.
Все.
Еще раз до свидания.
1/IX-37.
Как долго не писал! Уже первое сентября. Уж учиться начали, а я только писать начал.
В лагерях время провел очень хорошо, только вот зря не вел записей.
В лагере был Володя Цаплин вожатым, Леля Усов тоже вожатым и Толя Сорокин. Все из Мурома, еще Катя Кутовая и Маруся Зинина – вожатые из Мурома тоже.
Нач. лагеря была Сима Гурина и вожатая Муся Вершинина – обе из Арзамаса.
Из знакомых Женя Шубнякова была в лагерях, Карачаров, Селиверстов, Гартинский и др.
На четвертый день после приезда стали ставить мачту на линейке, она была длиной метров 20. У нас ничего не вышло (т. е. у ребят и их вожатых), и на другой день ставили с рабочими, оформляли линейку (звезда вокруг мачты). Затем был костер, (почти весь мы Толей Сорокиным делали).
Ходили на экскурсию на Горбатскую бумажную фабрику, очень интересно.
 
Л. 23
Постепенно проследили, как из отбросов бумаги и тряпья получается бумага. (Оберточная).
Физ. инструктором был Г. А. Быстрицкий. Первую очередь лагерь был не очень хорошо оборудован. Ох, да, забыл главное-то.
Лагерь был на станции Селиваново, в Селивановской школе. Первую ночь я спал в школьном интернате. Часа 2 за всю ночь уснул. До полуночи рассказывали анекдоты, а потом то и дело приходили, вернее, приезжали то из Черустей, то из Арзамаса, и все к нам в интернат то за досками для кроватей, то за матрацами. Меня все время принимали за вожатого.
С Лелей Усовым мы очень подружились и часто уходили в лес, чтобы там поговорить наедине.
Володя Цаплин рассказывал мне свои вечерние любовные приключения. Вот человек в этом деле передовой.
Да, забыл, Леля Усов хороший гармонист, из дома ему прислали гармошку, и он каждый вечер играл.
Ходили на речку Кестринку за раками, но ничего не поймали.
Я об этой прогулке сочинил стишок, который был помещен в лагерную стенгазету.
 
Л. 24.
 
 Прогулка
Нас ребят немного было,
Двадцать или двадцать пять,
Отделившись от отрядов,
Пошли к речке мы гулять.
С нами был вожатый Толя,
Вова был и Усов Леля,
Леля этот говорил,
Словно бочкой воду лил,
В полминуты 30 слов
Вот, рассказик и готов.
По зеленым бережкам
Раков мы ловить хотели.
Не поймали ничего
И порядочно вспотели.
Захотелось нам купаться,
Уж хотели раздеваться,
Как наш Леля закричал
«Эй, ребята, подождите,
Я здесь крысу увидал.
Водяную, да, какую, страх, большую».
Мы, ребята, окружили островок-
Река здесь мелка,
Но, ошибся Леля наш,
То была не крыса – белка.
Долго белку мы ловили
 
Л. 25
Не поймали, упустили
Мы ее в соседний лес,
Понеслась она, как бес.
Рассуждая об прошедшем,
Дальше мы пошли
И в болоте мы нашли
Две заброшенные верши.
А в воде, где был тростник
Мы нашли худой ботник.
Толя с Вовой Поляковым
Забралися на него,
Загребать руками стали,
Но челнок пошел на дно.
Дальше мы купаться стали.
Заводь тихую найдя.
Друг от друга убегали,
Хохотали и ныряли.
Вот Скворцов увидел ветку,
И нашел под ней медведку,
Притаилась у воды,
Не избегнуть ей беды.
Походив еще немножко
Мы опять купаться стали.
Мы на славу покупались.
И с обрыва поныряли.
Покупавшись, выжимались.
А потом гнездо нашли.
И лесистою дорожкой
В лагерь мы пришли.
 
Л. 26
Ко мне в лагерь родшая мя приезжала за 6 дней до отъезда.
Накануне отъезда был костер. А мы с Вовой Деевым были дежурными по лагерю (вернее сказать, сторожа). Ночь была темная, мы обошли все комнаты верхнего и нижнего этажей и сели на крыльце, недалеко за деревьями были слышны песни и видно пламя большого костра.
Черт возьми! Ведь в этот вечер я уговорился с Леной Наумовой (из Арзамаса) погулять. А тут еще это дежурство!!!
Часов в 12 костер кончился…
Из лагеря приехал не помню, какого июля (кажется, 19). В этот же день и Витя Б. приехал.
Дома тоже было хорошо. С родными и знакомыми 2 раза ездили на моторках кататься с выпивкой, закуской, чаем (но я-то, не пил, конечно). Еще на шлюпках в залив Култук ездили семьей, да еще и Володю Алексеева взяли. Мы с ним там блеснили, но ничего не поймали.
…В лагеря я ездил три раза. Вожатые во второй очереди были те же. Там (в лагерях) была Вера Дрозд. (Леля У.) он, пожалуй из-за этого остался на вторую очередь.
Я, когда ездил 2 раз, гулял ночью с Леной Мисиюк. Первый раз в жизни поцеловал ее.
(Далее фраза зачеркнута).
Вообще, дурацко получилось. Ей, видно, очень хотелось гулять еще (зачеркнуто).
В лагере узнали все вожатые и начальник (об гулянии). Герман Александрович Быстрицкий (физорг) «зашухарил» ее на лестнице, когда она шла назад.
 
Л. 26
В походы ездили еще!
Культпоход под руководством Цаплина Володи, вот, тоже красота-то. Леля У. ездил тоже.
Ездили в Стригино, Бутылицы, Добрятино, Алферово и др. В Добрятине ночевали в вагоне все вместе девочки и мальчики. Почти всю ночь нас «катал» пассажирами маневровый поезд. Вообще, ночь прошла оч. хор. (хотя за всю ночь я не уснул ни секунды). У меня на коленях спала Рая Задорожная (в лагерях были вместе). Да «Пупс» (Шура Краснов) мешал все, дьявол его возьми. Ну, зато, когда все успокоились (часа в 2-3) и он заснул, тогда... Моя рука пошла путешествовать по ее телу. Она, конечно, все слыхала, хотя притворялась, что спала!!! В этом походе я расколол мандашну…
В Муроме сейчас идет подготовка к осенним маневрам. Весь город украшен, как никогда. Синими и красными флажками и флагами. Военных в городе чуть ли не больше, чем невоенных.
Да! Зря я не вел в лагерях записей.
Сколько бы интересного можно было бы записать.
После купания в лагерях, мы с Володей Цаплиным (когда все уходили в лагерь) уходили в лес, курили, и он рассказывал мне свои любовные идиллии!
Еще раз говорю: вот человек передовой в этом деле!!! Ха-ха!!!
 
Л. 28
Да! Вот еще что. Мы с Володей Ц. взяли привычку философствовать, то есть, когда были одни, говорить какие-нибудь громкие фразы в рифму и жестикулировать, изображали некоторые сценки из известных нам пьес.
А сейчас Володя Ц. бросил ученье, хочет устроиться на работу, так как отец не работает больше. На будущий год будем учиться, кажется, вместе.
Ну, о прошлом ладно, хватит (хотя многое еще бы можно написать).
Теперь буду вести записи регулярно.
Витя Б. гуляет с Верой Николаевой (познакомились в лагерях).
Новая школа почти готова, скоро перейдем в нее.
10/IX- 37.
Сегодня на уроке эволюционного учения с педагогом Надеждой Ивановной был сердечный припадок (поинтереснее ничего не нашел).
Вообще-то в этом году учителя попались не очень хорошие, особенно математик.
Мы - я, Игорь, Витя Б. - учимся в одном классе.
Л. 29
11/IX- 37 г.
Был у Лели У. вечером. Баловались и т. д.
12/IX-37.
Был у Лели У., писали плакаты.
Не помню когда: нас с Лелей У. довезли на авто до клуба имени Ленина (мы пока знаем дорогу, ха!).
15/IX-37 г.
ПАРАД КРАСНОЙ АРМИИ ЧАСТЕЙ МОСКОВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА по окончании осенних тактических учений.
Встал в семь часов и посмотрел в окно… и чуть не выругался. День был дождливый, вот черт!!! До этого все дни были ясные, а этот, как назло. У-У!
Надел сапоги родшего мя. Эти сапоги всю дорогу ноги терли. И пошел с Витей Б. к школе. Строились по восемь человек в ряд …
На поле пришли часов в 11. Когда шли городом, несколько раз принимался дождь, но не надолго. Почти у всех были цветы, и когда мимо проезжали грузовики с красноармейцами, им бросали букетики, и серъезные лица сразу начинали улыбаться.
Народу ни на какой (Муромской) демонстрации столько не было, сколько на сей раз.
Нас поставили у самого барьера (парад был на большом поле, а зрители стояли за барьером).
Парад принимал Ворошилов, 1 МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.
 
Л. 30
На этом параде я увидел трех маршалов Ворошилова, Буденного и Егорова[15].
Все они проскакали на конях вдоль фронта войск и публики (не фронта).
Вскоре, по марш, началось шествие пехоты, она шла бесконечными зелеными рядами. Бойцы Московской Пролетарской дивизии в стальных шлемах шли первыми.
Прямо перед нами стояли моточасти (вернее сказать начало моточастей, а конца и видать не было). Первыми стояли противотанковые пушечки…
Когда шла пехота, пролетели около двухсот штурмовиков и разведчиков, а потом 10 истребителей. Вот это неслись, страх.
После пехоты прошла кавалерия, артиллерия, а потом, вот эти пушечки, а потом пушки, а потом пушищи. Затем прошли танки и танкетки. Да – было на что посмотреть!
Стояли мы то с Володей Ц., то с Витей Б., а то с Лелей У. Впереди меня стояла, облокотившись на перила, Аза Токарева (ученица 7-го класса 17 школы).
Живет с Лелей У. в одном доме и т. д. и т. п. Девочка очень средняя…
До 18, кажется, ничего хорошего не было.
А 18/IX-37 г. было.
Да, забыл, 17 мы с В. Ц. на стадионе чудили.
 
Л. 31
Витя Б. уговорился с Лелей У. идти в город 18. Позвал меня (да мне идти к бабушке за терновником надо было). Часов в 10 зашел Леля У. Мы в то время в футбол играли, потом оделись и пошли (я, Игорь, Витя и Леля). За Сашей Забылкакфамилия. У него немного побыли. (Эх, он на гитаре знаменито играет!!!).
Потом пошли в город. Они четверо на кино «Петр 1», а я к бабушке (не в штаны, а домой).
Саша этот (по слова Лели У.) очень хороший человек, но гордый и т. д.
К Леле У. я что-то последнее время стал (так сказать) холоднее относиться. Он как-то не вот эдак ведет себя (чудно читать)???
В общем, на сей раз все.
Ошибся я в нем здорово! (В Леле У.).
Не даром мне говорил Иван Б., что это «звон» все!!!
Хотел написать страх что, да нет настроения.
Куда-нибудь сходить надо сейчас.
Родший мя и родшая мя ушли в лес за грибами.
 
Л. 32
27/IX-37 г.
Сегодня учились в новой школе, пока в нижнем этаже. Так как не готова лестница. Наш 9 класс будет во втором.
Хотя школа и не совсем отделана изнутри, все же представляет резкий контраст со старой. Класс и коридоры широкие, большие и светлые, в классах по 3 окна, шесть электролампочек, парты стоят свободно и т. д.
Ах, забыл: 24 ездили кататься на моторке. Я, родший мя, родшая мя, дядя Фима, тетя Оля, брат дяди Фимы и его жена[16].
Мотористом был дядя Фима (как всегда), а я рулевым. (Не очень как всегда).
Только вот, что дурацко: и оттуда и туда ехали все около берега. Этот самый брат все трундил, да и дядя Фима – плавать не умеют оба (ну, понятное дело). Когда ехали назад, задели за что-то дном. Родший мя говорит, за камень, да на глубоком месте-то, а «брат» всех больше испугался. А мы – всех меньше.
Когда все расположились закусить, я взял топорик и пошел бродить по берегу. Ушел далеко в заросли, потом сидел и все глядел на реку: вот прошел пароход из города «Большой театр». А, старый знакомый! Он нас с отцом позапрошлый год на мель выкинул. Мы были в лодке, а нас двое лямкой тянули. Река в том месте узкая. Да как раз заворот. В сторону на волны шли от него. Эх, и здорово окатило!!!
Сижу и думаю, а думам конца нет. Вот сейчас бы кто-нибудь знакомый проходил мимо (не проходил, а случайно бы забрел бы). Хорошо бы Володя Цаплин, поговорили бы с ним... Да никого не видать. Так и остался я один на своем месте со своими мыслями. В сотый раз думаю обо дном и том же: происхождение Вселенной и вообще о жизни… Вот, я, например, как это я живу, думаю, и
 
Л. 33
кто я вообще (человек-то человек, а вот… у черт, не могу написать, что думаю). Ну, хотя бы моя рука, из чего она состоит, из материи, конечно (говоря вообще), и все эти белковые вещества. Только на крохотное время (по сравнению со всей жизнью) поселились в этой руке и вообще во мне (да и во всех), чтобы потом перейти в какое-нибудь другой состояние или к другому человеку. Да, может это «рука» была уже у кого-нибудь, может у знакомых или родных даже. Может быть, глаз мой (хотя бы не весь), был когда-то глазом какого-нибудь Архимеда, или Коперника, или Петра 1. А может, наоборот, какого-нибудь хулигана или другого бандита, или просто шпанца безымянного!
Интересно, как умру я (дурак, о чем думаю. Глупость). Хотя думать обо всем можно.
Черт возьми! Ну, ладно, пока все!
29/IX-37.
Вчера был у Лели У. Он по секрету сказал мне, что Вера Николаева намекнула ему на то, что она не хочет больше дружить с Витей Б. (зря, говорит, я с ним в первый вечер пошла).
Эх, черт возьми! Ведь Витя Б. ее любит. Вот, если узнает, жалеть будет.
Витя Б. вступил в духовой, учиться хочет на кларнете, кажется. Только, думаю, НИ ХРЕНА не выйдет у него.
Да и мне бы надо записаться в драмкружок, запишусь.
Сейчас я только что из столовой пришел – обедал – родшая мя уехала в Москву к Лизе[17], с учением у нее там плохо что-то, а мы с отцом одни живем.
Ну, все пока.
Далее нарисована шпага с налписью «ха-ха-ха», а внизу подпись «Д. А. Михайлов» и слова «Это моя роспись».
 
Л. 34
30/IX-37.
Сегодня мы с Лелей У. (вернее я) сказали Вите Б. о Вере Н.
Узнав это, Витя Б. (мы с ним шли в город) сначала задумался, а потом все время смеялся и говорил, что ему хорошо стало (вряд ли). И вообще, всю дорогу делала вид, что весел!
2/X-37г.
Сейчас сижу один дома, вечер. Родший мя в конторе, еще не пришел. Родшуя мя вызвали (и еще соседку) в город в отдел НКВД по делу Головановых (соседей наших), они были, то есть соседка и родшая мя, понятыми при описи имущества и обыске у Головановых. Сам Голованов троцкист, а его жену тоже вчера взяли (не знаю хорошенько, за что, да хотя понятно).
Сегодня вечером мы с Иваном Дмитриевичем стояли на дворе, глядели на звездное небо. И. Д. (это сосед наш, больной инвалид, но очень хороший человек). Глядели, разговаривали о звездах и вообще о «там», где ничего еще не известно человеку…
Вчера, то есть 4/Х-37 г., к нам в новую школу пришел за чем-то Сергей Александрович Баули (бывший учитель по-немецкому яз.), сейчас (говорят) ему учить не разрешают, так как (далее зачеркнуто). 
Все ребята обрадовались ему… Мне лично очень хотелось поговорить с ним, да не было удобного момента.
Ах, черт возьми. Самое главное-то забыл. 29 сентября вечером смотрели из новой школы в телескоп на Юпитер. Хотя видно было и плохо, но ВСЕ ЖЕ ВИДНО!
Вот он, вот он, светленький, ах,
 
Л. 35
не ушел бы, тьфу ты, труба дрожит, и Юпитер уходит из поля зрения. Ну, ладно, пока все.
7/X-37 г.
Витя Б., как я и думал, кончил заниматься в духовом. Вечером были в новой школе. По физкультуре у нас преподаватель новый, очень подвижный человек, еврей, видно.
8/X-37.
Был на кино «Крылатый маляр», комедия.
До кино мне дала Вера Дрозд письмо и просила передать его Леле У. «Сам, прочитай, сказала она, но ребятам не кажи».
9/X-37 г.
Это письмо я переписал все дословно и буквально. Вот оно.
8 октября.
Леля!
Моим ушам противно слушать те гадости, которые про тебя говорят. Факт не скроешь. Ты совсем не невинный мальчик, каким зарекомендовал себя в моих глазах. Я не хочу, что бы мне кололи в глаза твоими поступками. Мне, наконец, открыли глаза. Я знаю все. Знаю, какие ты имел отношения с Женькой Ш., Катькой Деминой, с Ириной Торбаевой, и, при том, поцелуй с Катей Новиковой.
Для чего это тебе было нужно? При воспоминании обо мне? Значит, тебе все равно с кем бы то ни было при воспоминании «о любимой девушке» проводить время с другой. Я никогда этому не поверю, что можно променять любимого человека на нелюбимого. Из-за чего ты стал реже приходить? Забыл свое обещание? Меня заменяет другая? (Катя Демина). Ты навещал меня только из-за деликатности, а в самом деле, чтобы увидеть Женю Ш. Когда ты приходил с Димой М., то мне ничего не сказал. А ходил мимо дома Ж. Ш. и свистел.
 
Л. 36
Вероятно, ты хотел видеть ее, а не меня. Ты говорил, что с первой со мной имел дело, но твои губы прикасались не к первым моим. Я первому разрешила тебе то, что не разрешала никому до тебя. Ты оказался подлым человеком – человеком, одевшим на свое лицо маску лживости. Когда я тебя обо всем спрашивала, ты все скрыл. Но было бы лучше, если бы ты все мне рассказал. Может быть, я тебя бы простила. Но теперь все оправдания ни к чему. В моих глазах ты потерял свой авторитет, и мне не остается хороших воспоминаний о тебе. Не думай, что я чувствую опору, и поэтому отталкиваю тебя! Нет! Я тебя любила и люблю, но не могу продолжать любить. Верни мою фотокарточку. Я не хочу, чтоб ты смеялся надо мной. Я служила тебе игрушкой, которой ты забавлялся, когда хотел. Ты хотел одурачить меня, но тебе не удалось. Не думай, что я верила твоим словам. Я заранее знала, что это должно было получиться. Я до этого знала, что ты имел отношения и имеешь до сих пор с другими. Ты не можешь отказаться от слов, которые ты говорил И. Торбаевой: «Из под земли достану, а будешь моей». Это все вскрылось. Вспомни также ночные похождения с Ж. Ш. Между нами пробежала черная кошка. После всего этого нам надо разойтись. «И разошлись, как в море корабли!».
Твой друг, но ты меня никогда своим другом не считал.
«Любимая тобой Вера?».
Черт возьми!!! Хорошо написано, честно слово!! Хотя в некоторых местах есть задиринки.
Не знаю, правда, что ли это, и кто это ей все сказал.
Про поцелуй с Катей Новиковой может быть она и сама сказала-то. (Зачем?). Письмо они отдавали вместе, и уверен, что составляли тоже вместе.
 
Л. 37
Ну, там с Торбаевой, Деминой может быть, я не знаю. А вот с Шубняковой, чудно. Если в лагерях, так неужели же я не знал бы? А если не в лагерях, так тоже чудно. В. Ходынский с Шубняковой гуляет. Чудно!!! Сейчас пойду, снесу ему письмо, но отдам не сразу, сначала поговорю хорошенько, конечно, не говоря о письме.
В крайнем случае, может быть это все В. Д. сказал Стася Штейн, вот уже 3 или 4 раз я их вижу в кино вместе. Наверное, он с ней гулять будет.
Интересно, как отзовется об этом Леля У.?
Пришел от Лели У.
Письмо отдал. Он сначала не верил, что это писала Вера Д., а думал, что я или Сережа Скворцов, но потом стал задумываться. Сказал, что ему очень обидно потому, что в письме очень мало правды. (А правда то, что он целовался с Катей Н.).
10/X-37 г.
Вечером видел Катю Н. и Веру Д. Сказал, как относится к письму Леля У. Когда мы: я, Коля С., Витя Х., Шура А. смотрели в окно школы на девочек (физ. кружок), нас кто-то позвал. Мы подошли к забору, и увидели Батманова (агент милиции). Он был пьян. Мы с ним поругались, подразнили его (лазили от него через забор) и затем помирились.
11/X-37 г.
Сегодня вечером мы с Колей Сладковым пошли гулять. Около школы я увидел Катю Н. и Веру Д. Они мне передали записку и просили передать Леле У. Вот она.
«Леля!
Приходи завтра, то есть 12 октября 1937 года на стадион ровно к 7 часам вечера. Жду. Вера».
Сама ему такое письмо написала, а теперь приходи. Не надо было писать. Не подумавши хорошенько!
Был на постановке «Бесприданницы». Домой пришел в 1 час.
 
Л. 38
12/Х.
Ходил к Леле У., но его не было дома, он уехал в Казань (как секретарь комячейки школы, сказал). Пошли на станцию с Сережей С. его встречать, долго ждали поезда. Наконец он приехал, привез его.
Леля У. прочитал записку, опять думал, что писал я, наконец, поверил.
Сказал, что ни за что не пойдет на стадион (правильно вполне). На улице погода тихая, холодная, идти никуда не охота, а все-таки надо сходить.
Завтра, наверное, будем учиться на втором этаже.
Все пока.
19/X-37 г.
Уже 5-й день учимся во втором этаже, да только класс-то темный попал нам.
22/X-37 г.
Сегодня к 6 часам утра ходил в город записываться на очередь паспорта получать. Завтра будет готов, надо сходить.
Сестра Лиза письмо прислала, пишет, что все никуда не поступила; ни в институт, ни на место (на работу). Пишет также, что видала дочь Василия Николаевича Сильванова (брат моей матери). Дочери 2 года.
Вот так фунт изюма! Ведь он не женат. Когда я спросил об этом родшую мя, он сказала: «Не женат… А это… Там вместе с ним одна… работает…». Слова не точные, а примерные.
Да ведь с ним одна все время (еврейка Евгения Дмитровна Каплан) и ходит к нему на дню 100 раз (ни на дню, а на вечеру не 100, а 1000).
И живут они почти как муж с женой, хотя у Евгении Димитриевны муж есть и дети, да муж-то видно, разиня. Этот муж работает каким-то разъездным инспектором, что ли.
 
Л. 39
Человек Василий Николаевич очень хороший, мягкий, добродушный, слишком вежливый (но характер у него твердый). Может быть, я написал и не так что-нибудь, да простительно, ведь в Москве-то был два лета назад.
Ничего бы еще съездить!!! Пока все. Буду читать книгу В. Гюго «Собор Парижской Богоматери».
25/X-37 г.
Сегодня у нас был пустой урок алгебры. Я зашел в учительскую – пусто. Взял наш дневник дисциплины, (где я записан 2 раза), и спрятал его под пол. Об этом знал только Витя Б.
27/X-37 г.
Сегодня вечером закончил читать книгу «Собор Парижской Богоматери». Она мне очень понравилась, особенно конец.
!!! Я представляю, какие переживания переносил Квазимодо. Эх! Если хорошенько представить себе эту картину. Попробую описать ее. Она представляется мне почему-то лунной ночью.
Ночь. Поле. Ветер качает висящие на цепях виселицы уже побелевшие скелеты. Под виселицей каменный погреб, наполненный также скелетами. Сверху брошено мертвое тело повешенной красавицы Эсмеральды, она еще ребенок, ей всего 16 лет. К этому телу припал в чудовищном, если можно так сказать, отчаянии ненавидимый всеми урод Квазимодо. Он пришел сюда, чтобы умереть в объятьях того, кого он любил.
Да, разве можно описать то, что думаешь! Эх!
 
Л. 40
Как то раз мы шли вечером из школы: я, Иван Баландин, Коля Орлов и Беспалов из 10 класса. Пошли сначала проводили до клуба Данилову Т. (она приходила писать стенгазету). Потом все четверо гуляли взад-вперед, было часов 7-8 вечера. Разговор зашел о Гладкове Н. В. Здесь я узнал, что Гладков спорил с Гурвицем (автор книги по геометрии). Вот так-то!! Спорили они об определении призмы, но так и остались при своих мнениях.
29/X-37 г.
Черт возьми! Сегодня получил «плохо» по немецкому яз. Да, надо прямо сказать, что я совершенно не учу дома уроков ни по каким предметам. Все пока.
?/? - ? года (это для понта).
Четверть окончилась. У меня за 1 четверть 3 «плохо». Ну, ладно.
5/XI-37 г. 
Сегодня в школе вечер для старших классов (8, 9, 10). Я, Витя Б., Иван Баландин закупили угощенье. Когда начался вечер, чудили. Потом, когда всех уже «наугощали», заперлись в классе впятером: я, Игорь М., Витя Б., Иван Б., Владимир Артемьев и стали сами угощаться. До этого в складчину купили 0,5 литра «Нежинской рябины» и 0,25 водки (четвертинка). Ох! Красота! Вечер этот прошел, выпили за союз пятерых. Потом сделали ерша, смешали красное вино с белым, и еще выпили за что-то. Конфект осталось много, и мы их ели. Так хорошо ни один вечер (школьный) не проходил.
Главное, никто не мешал. Тут и говорили, что хотели, и курили, и все на свете! После пошли в клуб и попали на последнее действие спектакля «Как закалялась сталь». Спать лег в 3 часа.
6/XI-37 г.
Был утренник для 5, 6, 7 классов, тоже с угощением. Мы опять закупали уго…
7/XI-37 г.
СЕГОДНЯ ИСПОЛНИЛОСЬ ХХ ЛЕТ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.
20 лет!
Часов в 10 пошли из школы на площадь, да народу очень мало было. Из 400 человек уч-ся в школе пришло 30-35.
Зашли в 17 школу и вместе с ними присоединились к общей колонне. На площади стояли сзади трибуны, ничего не слышали (да, и не хотелось, пожалуй).
Парада не было – после маневров в Муроме – пока не стало.
Ну, и т. д. Писать-то не охота. Домой пришел часа в 2. Был в клубе, кажется, не помню.
 
Л. 42
Без драки, конечно, дело не обошлось. Подрался Витя Б. с одним парнем у клуба.
Тот (когда мы покупали вино в 28 магазине) еще привел двух типов, и избили Витю Б. Разбили голову. Мы пошли в больницу, перевязали там голову и позвонили в НКВД[18]. Ну, пришли, забрали, драчунов допрашивали и т. д. и т. п. (писать не слишком интересно).
Сегодня же выпили четвертушку «Горного дубняка» трое: я, Игорь и «Пистон» (это прозвище Володи Артемьева). А бутылку портвейна Игорь разбил и т. д. и т. п.
Ну, еще не буду писать, что было за эти дни.
Да ничего интересного и не было.
14/XI-37 г.
Сегодня выпал настоящий снег.
15XI-37 г.
Сестра прислала письмо, в котором пишет, что устроилась на работу на 225 рублей. Это очень хорошо.
16/XI-37.
Надо украшать школу к выборам в Верховный Совет.
Ах, ты черт, главное-то забыл! Я ведь в комсомол подаю. 14 ноября 1937 г. заполнил анкету. Володя Цаплин меня рекомендует. И еще кто-нибудь (пока никто). Можно было бы дать подписать Артемьеву, Крапивину и др., да неохота, а хочется, что бы кто-нибудь посерьезнее подписал. 2/XII-37 г. нас (меня, Витю Б. и др.) будут обсуждать на
 
Л. 43
Комитете Комсомола.
Сегодня, то есть 16 ноября, будет в нашей школе встреча шахматистов ПРЗ[19] и нашей школы.
В школьном турнире из 13 сыгранных партий у меня 2 проигрыша, да 2-3 партии не сыгранных. В общем, займу 2-3 место.
Ну, ладно, все пока. Буду уроки учить, да пойду в школу (играть в шахматы).
Приходили из ПРЗ, я проиграл какому-то типу на 11 ходу. Ну, ладно!
21/XI-37 г.
Сегодня вечером, после струнного, решили «навредить» Василию Алтареву, хотя уговорились-то еще давно, да сегодня случай подошел. Он, как обычно, пошел с Даниловой. А наша пятерка пошла сзади (в эту пятерку входят: я, Игорь, Витя, Вова и Иван). С нами еще были Орлов и Башкан (13 лет). Вите Б. и Вове А. поручено было взять Данилову с обеих сторон под руки и пронести немного. Ну, они, конечно, струсили. (Нам бы с Игорем надо бы, наверное бы, не струсили). В общем, прошли мы вместе чуть ли не до Васильева дома, а Данилова убежала вперед.
По правде сказать, «не навредить» хотели, а так сказать, развлечься от нечего делать, так-то вернее будет.
Затем пошли в интернат к ребятам и долго там сидели, все разговаривали. А Витя Б. пошел к Борковским (родным). Чего-то такое менять, наверное, ключи: в последнее время он стал собирать ключи и носит их в кармане целой пачкой, пробует, подходят ли они к замкам.
 
Л. 44
По его словам, у него один ключ подходит к школьному буфету, другой к проходной в завком. Наверное, еще к чему-нибудь подходят…
Помню, у меня тоже такая мысль явилась. Это тогда, когда у меня были школьные ключи от нескольких замков. Я тоже хотел собирать разные ключи, но потом, в этот же день (даже час) бросил: ну, еще, испортить себя эти можно.
22/XI-37 г.
Сегодня был первый в этой четверти урок физкультуры. Физкультурница на вид совсем не физкультурница: на высоких каблуках, юбка совсем не просторная и т. д. Когда ей Баландин стал отдавать рапорт, рассмеялась. И это повлияло на ход всего урока. Ее никто не слушался, делали, кто что хотел, и вообще, было «весело». Как говорится, «что посеешь, то и пожнешь». Так оно и здесь.
А на рояле, оказывается, играть просто, я умею маленько. (Трынь-трынькаю, маленечко).
Артемьев В. все хочет поставить какую-нибудь пьеску или пьесу. Ну, хорошо. Что ж, я тоже буду играть.
Сегодня Галю Фурсову опять донимали, да так, что она с физкультуры домой ушла. В общем, она девочка (??) ничего, и мне нравится немного, но тоже псих есть.
Сегодня прививали оспу. На сей раз все.
Пойду в школу, может, чего-нибудь интересного увижу.
23/XI-37.
Давно еще я задавался мыслью «Почему не танцуют наши ребята?» Ведь ребята на 2-3 года старше нас уже танцевали в 8-9 классах. Они не танцуют потому, что учиться стесняются. (А я почему не танцую? Да тоже поэтому, пожалуй).
Сегодня вечером в классе набрались несколько ребят и девчат на репетицию пьесы. Ну, баловались, конечно. Я завел разговор о танцах. Галя Фурсова сказала мне: «Димка, давай учить танцевать буду!». И вместо обычного отказа, я сказал: «Давай». Она, видно, немного смутилась, ну, да, ничего. Несколько минут она меня учила фокстрот танцевать. Тут же (когда должно быть), захотел учиться Артемов В. («Пистик»). Его она уже дальше учила, и почти что выучила.
И теперь, я уверен, что танцевать начнут учиться все «передовые» ребята нашего класса. Да, хотя тоже, еще стеснения есть. Вот, например, Витя Б. Танцевать ему, конечно, очень хочется, но у девочек поучиться он стесняется. Учится у Пистика, да толку мало, пожалуй.
Я фокстрот маленько танцевать научился (у Пистика).
Да! Забыл! Витя Б. в духовом заниматься не стал (да, кажется, и не начинал). Я же знал, что у него не пойдет! Вообще, у него музыкальных способностей нет!
24/XI-37 г.
Сегодня вечером украшали школу (вернее, не украшали, а оформляли) к выборам в Верховный Совет Союза СССР. За это нам дали 30 рублей на 7 человек.
(Предложение зачеркнуто).
А на рояле играть уж не так трудно, как я думал. Вот уже дней 5-4 я помаленьку «трынькаю». Ничего бы научиться…
Не помню, какого числа, дней 8-6 назад, принимали в комсомол несколько человек из 10-го класса. Я был при приеме. Надо рассказывать о родителях, да еще с мест вопросы задают. В общем, вопросы не трудные, я бы ответил, но вот насчет родителей… надо будет расспросить их самих. Я знаю, например, что родший мя сидел в тюрьме, а за что - не знаю точно, как будто бы за распространение листовок среди казаков. Потом он был в Балтфлоте 7 лет. Служба во флоте и сделала его, как я думаю, твердым в делах, храбрым, с сильным характером и т. д.
 
Л. 46.
8-го ноября были мы с родшим мя в гостях у его сестры (тетя Оля и ее муж дядя Фима для меня). И вот здесь родший мя рассказывал о военной службе во флоте. Рассказывал несколько боев, как их эсминец «Гром» тонул, как они спаслись, и много случаев из матросской жизни. Кое-что может быть, запишу на память…
Теперь о комсомоле. Заявление я еще не подал. Надо найти еще одного рекомендующего.
25/XI-37 г.
Сегодня в нашей школе в шахматы играл игрок третьей категории Андреев. Выиграл со счетом 6-4 в его пользу. У него выиграли: я, Гурин, Денисов и Беспалов.
У меня с ним получились очень интересные моменты.
Я его раза четыре «на пушку» взять хотел, да все не удавалось.
26/XI-37 г.
Сегодня в большую перемену Пистик танцевал маленько с Галей Ф., потом мы с ним танцевали. Сегодня в 6 часов будет политучеба, надо сходить.
Черт возьми!! Галя Фурсова мне нравится все больше и больше. Уж, не влюбиться бы!? Ну, ладно, хорошо, вреда не будет (равно, как и пользы). Пока все.
27/XI-37 г.
Вызвал сегодня вечером меня директор в кабинет к себе. Я захожу, гляжу, Галя Ф. и Шура Панферова стоят там, а директор велел мне зайти немного погодя. Немного погодя вышла Галя Ф. со слезами на глазах. Затем, вышла Панферова и велела мне идти. Я вошел. Директор сидел, облокотясь на стол, глядя в одну точку… Велел привести отца… Я вошел в кабинет… Отец сидит за столом, его фуражка лежит
 
Л. 47
на столе. Лицо его выражает, что-то вроде злости (или еще что…). «Пробеседовали» мы так до 11 часов ночи… Итак, из школы меня исключат (за грубое отношение к девочкам). А попросту сказать, ругани матом. И за то, что я крикнул из окна «директор», когда он проходил мимо (а я и до сих пор точно не помню, крикнул я или нет).
28/XI-37 г.
Ночью спал плохо, какая-то дурь снилась, все, насчет исключения из школы. Утром отец написал заявление извинительного характера, велел его мне переписать и подать директору, после того, как родший мя с ним поговорит. На уроках я был сегодня, черт возьми, может быть, последний раз в этой школе! В классе говорят, что выгонят не только меня, а еще человек 5-6 (Игоря М., Вову А., Ивана Б. и др.). Эти трое и еще Витя Б. ходили вчера к директору, поговорить насчет покупки лыж. А он им сказал, что «завтра вы будете выгнаны из школы». Сегодня в школу приходила родшая мя (я заявление не подавал, ну, еще). Когда я пришел домой из школы, родшая мя сказала, что меня переведут в вечернюю школу для взрослых. А когда я выразил неудовольствие, она сказала: «Скажи спасибо, что приняли в вечернюю школу, а то вот Игоря Мельникова исключают без права поступления в другие школы!!». Вот тебе раз!!! Сегодня после уроков с нами беседовал классный руководитель Грошев, и даже не заметно было, что он знает об исключении И. М. Хотя очень может быть, что он и не знал.
Сегодня в 6 часов вечера будет наше классное собрание с присутствием родителей. Эх, и собрание же будет, страх, бурное!!!
Теперь, насчет себя: в 9 классе вечерней школы учится Витя Волчек, это хорошо – когда-то мы с ним вместе учились. А может, еще кого-нибудь переведут?
Все-таки директор поступил неправильно, ни с кем не посоветовавшись, и вдруг, долой из школы. А потом моих родителей ни разу не вызывали, и вдруг, без предупреждения – раз! Готово!!!
Только думаю я, ничего не выйдет, я буду учиться в 35 школе.
 
Л. 48
Иногда какая-нибудь мелочь играет большое значение. Вот. Вчера, например: Алексей Иванович (директор школы) видно привык, что бы перед его взглядом опускали глаза. А я не опустил!!! А продолжал (если можно так сказать) развязно, или с усмешкой, что ли, глядеть на него. И каждый раз после этого его голос становился резче обыкновенного.
Черт возьми!!! Это же настоящий перелом в жизни, хочется уехать куда-нибудь подальше, там спокойно учиться (или работать).
Галю Ф. переводят в школу № 3.[20] Ну, пока все.
29/XI-37 г.
Вот так вчера собрание было. Я никогда такого не видел. Ну, прямо не собрание, а суд с судьями и со сторонами. Пришли хотя не все родители и ученики, но главные пришли. Сначала говорил Грошев об итогах 1 четверти, затем ему задавали вопросы и т. д. Когда начал говорить директор «тишина стала еще тише». Его речь мне показалась очень выразительной и красочной (может потому, что я вообще мало речей слышал?). Говорил он об дисциплине класса вообще, о том, как он был на съезде 36 директоров, приводил примеры о каком-то 10 класее и т. д. и т. п. И всего больше подчеркивал свою высокую роль во всем, что я, мол, один отвечаю за все, что, мол, я с 15 лет на ответственном посту, что, мол, ни одного замечания не было мне. И все я и я, и без конца я. Я сидел на последней парте с отцом Гали Ф. Он все время писал в блокноте… Затем выступали родители… Чудно правда, если подумать: ученикам 9 класса надо напоминать на уроках о дисциплине, а дома об уроках.
Родший мя тоже выступал, говорил, что вчера, то есть 27, в кабинете директора у него был самый темный момент (я в это верю). «Хотя я и в тюрьме сидел, - говорил отец, - и переносил от жандармов многое, в лицо смерти глядел не раз, тонул, но все же тяжелее вчерашнего момента, у меня в жизни не было...» Говорил он еще многое и под конец сказал, что вполне согласен с постановлением директора и сына (то есть меня) и других учеников не защищает.
Речь родшего мя произвела, очевидно, на многих соответствующее впечатление.
Затем говорили о Фурсовой и Панферовой.
Выступал отец Фурсовой, здорово директора срезал (директор неправильно сообщил, что тетрадь изорвала Фурсова, тетрадь с пьесой изорвала не Фурсова, а Панферова).
Затем опять собрание обратилось к нашему «союзу» (в течение всего собрания Игоря М., Баландина, Артемова, Бреслера, Барковского и меня называли каким-то союзом). Говорили и обо всех сразу, и о каждом в отдельности (обо мне говорили очень мало).
Затем пришла очередь нашего «союза».
Первым выступил Баландаша. Милый, он вообще умеет говорить. А на этот раз, у него «дар слова» возвелся в квадрат. Я, да и все, очевидно, присутствующие, первый раз услышали такую речь. Речь директора сразу померкла в моих глазах. Речь же Ивана походила больше на речь какого-нибудь адвоката что ли, или еще кого. Все слушали его с восторгом (кроме директора, конечно). Мне лично понравилось всего больше то, когда Иван говорил: если меня считаете нужным исключить из школы, то пожалуйста, я проживу, работы я не боюсь и работать умею. Начиная с 7 класса каждое лето, я работаю. Я работал и грузчиком, и на дрезине, и электромонтером… Потом говорил Бреслер, говорил тоже хорошо, и также подробно описал жизнь класса. Говорил еще Артемов, Мельников, ну эти не так уж…
 
Л. 50
Еще до выступления ребят говорил директор, и у него получалось так, что у нас какой-то союз, в союзе глава Баландин. Он приказывает своим «подданным» похищать дисциплинарные тетради, срывать уроки и т. д.
Речь Ивана Б. рассеяла все предположения.
Затем говорил Костя Крапивин, ученик нашего класса, комсорг школы. Надо сказать прямо, что многие ребята его не любят, и он, говоря, что они стараются подставить ему подножку, чуть не заплакал…
Говорили еще многие родители, рассуждали, советовались. Все это время директор сидел в обыкновенной своей позе: опустил голову, глядя исподлобья на всех, не поворачивая головы, руки сцепив пальцами перед собой!
И вот все ждут слово директора, но он что-то медлит (да и понятно, что ему хочется исключить меня, но сейчас он на этом вряд ли будет настаивать, так как все собрание перешло, пожалуй, на сторону нас, учеников, и ему будут противоречить, а он вызовет одного в кабинет и там расправится, как хочет). Ну, тут встает Артемов и просит директора сказать свое решение. Свою просьбу Артемову пришлось повторять 2-3 раза.
И вот директор начал: «Свое решение об исключении Михайлова и Фурсовой я, конечно, не отменяю». (Тут директор посмотрел на меня видно для того, что бы узнать, что произвели на меня его слова). Он сделал остановку и продолжал: «Но изменяю… и т. д.».
Итак, я остаюсь в школе. Меня выгнали из школы как бы условно. При первом нарушении дисциплины я перевожусь в школу взрослых (пожалуй, что так).
 
Л. 51
По окончании собрания еще долго ученики и родители не расходились, а обсуждали.
Галю Ф. из школы не исключили (то есть не перевели в 3-ю школу).
Да! Еще Иван сказал хорошо тогда, когда завхоз сказал, что он (Иван) может быть получает отличные отметки по подсказкам. Иван сказал так: «Если вы думаете, что я получаю дутые отметки, то в течение одной шестидневки я могу сдать по всем предметам по программе первого полугодия».
Между прочим, родшая мя, осталась в восхищении от Ивана Б. (Да, наверное, многие). А завхоза этого все осуждают, что, мол, не в свое дело сунулся! Вообще, наш заведующий хозяйством человек, у которого слова расходятся с делом (по крайней мере, я так думаю).
Теперь о себе немного: я в течение всего собрания не выступал потому, что надо было быть ко всему готовым. Я выступлю, что, мол, все, мол, в дальнейшем и т. д и т. п., а вдруг окажусь исключенным из школы и тогда выйдет дурацко.
Собрание окончилось около 12 часов ночи, так долго заговорились.
Но, пока все. Молодец, Иван!
30/XI-37 г.
С Артемьевым ходили обследовать 9 домов насчет «ВЫБОРОВ В ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР».
1/XII-37.
Сегодня первый день зимы!
Сегодня ходили с Сашей Бреслером к «нашим» неграмотным. (Школа поручила нам ликвидировать 2 неграмотных ко дню выборов в Верховный Совет Союза СССР).
И мои неграмотные, и его, как и должно было быть, отказались заниматься. Одни по старосте лет, а другие просто… ну и т. д.
 
Л. 52
С 1 по 6/XII-37.
Немца, нашего учителя, забрали (враг народа).
Ничего интересного как будто не было. Вечер был в школе и в клубе.
7/XII-37.
Сегодня была демонстрация (митинг). Встречали, приветствовали героев наших (Бурова), кандидата в Совет Союза. На площади была давка страшная. Ну, никакой дисциплины! Даже больше половины не снимали шапок во время игры «Интернационала». С площади зашли к Ивану Б.
А сейчас сидим у нас дома (родшие мя ушли в город).
А сейчас я запишу со слов Ивана Б. «один из случаев его жизни» (когда он работал на дрезине).
«Дело было на станции Куровской. Дрезина стояла в тупике, ожидая рабочих, чтобы везти их к ужину.
Вдруг к дрезине подошел дежурный по станции и сообщил, что «дрезина должна сопровождать негабаритный поезд» (поезд, который выходит за предельные столбики). Мы (то есть Иван Б. и шофер Димитрий) заявили, что нет бензину и жратвы, но дежурный настойчиво требовал. Для того, чтобы отказаться от поездки, мы спустили бензин, но это не помогло. Так как, когда приехал поезд, принесли жратвы и бензина.
Меня интересовало, что это за поезд, на вид он был не громоздче обыкновенного, даже платформы гружены немного и притом были забиты с боков досками, по 5-6 штук сразу. К нам на дрезину вошел человек с ромбом, одетый по-военному и сказал, что мы должны сопровождать поезд до Арзамаса. Шофер Дмитрий отказался, так как заболел, и дрезину пришлось вести мне….
Пока они тут спорили, мне удалось заглянуть внутрь одной платформы… Там лежали дальнобойные пушки!!! (Вот, так габаритный поезд?!!)
Человек в военном заявил, что он оставил на поезде заместителя и поедет со мной на дрезине.
Перед отправкой я запасся водичкой для радиаторов…
Перед отправкой я решил попробовать мотор. Когда стал заводить мотор от стартера у меня «сел» аккумулятор. Пришлось заводить мотор рукояткой. Мотор завелся и работал отлично (еще бы, ведь бензину-то дали чистого, авиационного).
Из Куровской выехали часов в 6 вечера. Чтобы не задерживаться на станциях, жезл нам давали на несколько перегонов сразу.
Эх, скорость была!! Километров 80-85 (бензин!). Да, только не видно ничего, а фары светили недалеко. Где-то сзади поезд грохочет (габаритный).
А человек в военном – заснул. Останавливались мы километров через 100-120, маслица подливали в картер и просматривали мотор. А поезд не останавливался – мы намного обогнали его.
Так доехали мы до Арзамаса.
Назад ехал один. Ну, и все».
 
Л. 54
8/XII-37.
Сегодня была контрольная работа по геометрии. Владимир Филипыч задал теорему и 2 задачи и сам… ушел. Ха-ха.
Все, конечно, сдували из книг и друг у друга. Я самым честным образом сдул (половину) у Баландина.
10/XII-37.
За контрольную по геометрии мне хор.
Вчера и сегодня все готовимся к выборам (конечно, не сами готовимся, а избирательный участок подготавливаем). Оборудовали зал ожидания.
11/XII-37.
Сегодня я лег в 11 часов. Забыл, точно, где был, в школе что ли, или у Виктора Ивановича (нашего завуча) свет (электро) проводили.
Завтра день выборов в Верховный Совет СССР.
12/XII-37.
СЕГОДНЯ ДЕНЬ ВЫБОРОВ В ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ СССР.
Встал я сегодня в 10 часов утра! Так что родшие мя уже сходили, проголосовали (голосовать можно в любое время от 6 часов утра до 12 часов ночи). А голосовали они, (как и все конечно избиратели нашего округа)
 
Л. 55
за БУРОВА А. И. (в Совет Союза), за ЧКАЛОВА В. П. (в Совет
национальностей).
Справа приписка от 14 июня 1938 г. за подписью Д. Михайлова «Буров – враг народа».
Встал и пошел, поев, в школу (где помещался 15 избирательный участок).
Там дежурят из нашего и других классов. (Из других классов человека 3-4, остальные из нашего).
Этот день я никогда не забуду! (Да, и вряд ли забудет кто). Я дежурил с 12 часов дня.
Сначала дежурил в коридоре, указывал «путь» избирателям, помогал неграмотным и т. д. Затем «регулировал движение» в кабины, то есть включал лампочку у тех кабин, которые заняты, и выключал у тех, которые освободились.
Многие избиратели даже не знали, что делать с бюллетенями. В общем, как ни хорошо была развита агитация, все же много оказалось незнающих.
Все шло хорошо.
Часов в 9 вечера ездили в грузовике в горсовет, свозили избирателей, которые оказались не прописанными, а через полчаса еще раз ездили. Ехали городом, на улицах народу тьма…
При нашем избирательном участке работала детская комната. Мы (дежурные человек 5) зашли в нее, когда избиратели стали приходить реже значительно. В детской комнате не было ребят, мы стали «играть», притворяясь маленькими. Ха-ха-ха!
Ах, ты, черт возьми! Чего написать-то забыл! Про нашего директора в «Муромском рабочем» (газета) написали заметку под таким заголовком: «Вредительские действия директора школы № 35 Троицкого».
Написано очень сильно!! Писали Кукин и Киселев (из политотдела).
 
Л. 56
Там сказано: «Фурсову и Михайлова директор исключил из школы, но те, не чувствуя за собой вины, продолжают ходить на занятия».
Заканчивается заметка словами (что-то вроде этого): Троицкому не место на руководящей работе, его дело надо передать в суд (слова не точные). («Муромский рабочий» от 9 декабря 1937 г.).
После этого директор стал по отношению к ребятам «шелковый».
Часов в 10 (12 декабря 1937 г.) директор стал нас (дежурных) угощать. Набралось человек 20. Потом пел вместе с нами и старался быть все время веселым.
Весь этот день шел гладко, ровно, как по маслу... И вдруг под конец (часов в 12) получился «ляпсус».
«Пистон» взял духовое ружье, которое было заряжено кристаллами какого-то минерала, и выстрелил в лицо Шуре Панферовой…
…Собрались из политотдела, стали рассуждать, пришел директор и т. д. За это «Пистону» по комсомольской линии влепили выговор с предупреждением (правильно).
Эх, быть бы мне корреспондентом, все бы описал, весь день, все недостатки!
 
18/XII-37.
Сегодня ездили в Карачаровский дом отдыха (бывший дворец графини Уваровой). Сначала хотели ехать на лыжах, но было тепло, снег таял. Поехали на грузовике.
В доме отдыха мне совсем не понравилось, как-то чувствуется старина, везде отделка дубом, массивные двери, лестница и т. д.
А потом народу что-то многовато (или это с однодневниками много), не совсем чисто, да вообще внутренний вид ниже среднего. Гора вот там хорошая, да, зря лыж не было. Беседка тоже понравилась, которую мы брали «приступом» в снежки.
 
Л. 57
С нами ездил в д/о Сергей Андреевич, преподаватель математики, лыжник.
Назад шли пешечком. Часов в 10 домой пришли. Шофер говорил: «Машина перегружена, баллоны не выдержат». Спорили-спорили, все-таки слезли с условием, что Торихов по приезде пришлет машину. Ждали мы около часа, и никакой машины нам не прислали. Назад шли: я, Игорь, Витя Б., Иван Б., Пистон, Сергей Андреевич, Орлик, 3 девочки из 16 школы и Борушко Люба из нашего класса.
Да, забыл, когда ждали машину, разговаривали с каким-то типом, который живет в д/о, чистит сапоги, в общем, что-то между директором и идиотом.
Вот мы его спросили: «У тебя жена-то есть?». Он говорит: «Жена-то? Да, есть, да, жена-то есть». Вот все в таком роде говорит-говорит, да потом как вдруг ляпнет матом, и опять ничего…
24/XII-37.
Сегодня весь день у нас в комнатах хаос, переселялись. К нам переезжает квартирантка. Я переселяюсь в комнату родших мя, а они в столовую (бывшую)[21].
25/XII-37.
Свой «кабинет» я убрал, получилось ничего, ха-ха!!!
28/XII-37.
Директора сняли с работы!!! А на его место поставили какую-то женщину. На вид она ниже среднего, не знаю, как на деле.
Сегодня мы (я, Игорь М., Б. Витя, Пистик) сидели, разговаривали с директором. Он говорил, что он не виноват (конечно, не прямо говорил, а примерами и т. п.). Жалел, что приходится покидать школу.
Затем, как бы извиняясь, сказал: «Вот, говорят, что я Михайлова из школы исключал. Когда это я, Михайлов, объявлял по школе приказ, было или нет?». Я сказал: «Нет» (!!!).
 
Л. 58
31/XII-37.
Сегодня вечер в нашей школе 8-9-10 кл.
Вечер проходил хорошо, я организовал почту и был «начальником» ее.
Все время вокруг елки танцевали, было несколько выступлений на сцене и т. д.
Новый год застал нас за угощением. Новый директор(ша) объявил: «С Новым счастливым годом!».
Итак, 1/I-1938 г.
Ну, повеселились маленько мы, потом пошли спать все.
1/I-1938 г.
Сегодня в клубе вечер-бал для старших классов.
Завтра ребята едут в поход. Игорь М., Витя Б., Иван Б., Матвеев (10 класс), а Пистику ехать не разрешила комсомольская организация.
На вечер они уговорились не ходить, выспаться надо!
Этот вечер прошел очень хорошо! А главное, чувствуешь себя хозяином, и кругом только ученики.
В центре зала стоит большая нарядная елка. Под елкой большой Дед Мороз.
Показывали 2 комедии Чехова «Предложение» и «Медведь». В обоих играл Володя Цаплин, играл очень хорошо.
А потом были танцы, почта и т. д. Иван Б. и Витя Б. все-таки были на вечере часа два, а потом пошли домой.
Лена М. на вечер пришла (как сказал Леля У.) красавицей. Он, Леля, как-то недавно все ругал меня, что я не стал дружить с Леной М. (разве попробовать еще раз). Домой пришел часа в 2.
2/I-1938 г.
Сегодня встал в 12 часов и поругался: «Наверное, ребята уже уехали в 9 часов». Часа в 2 на лыжах заехал за Пистиком. Он только что встал и не ходил ребят провожать. Были с Пистиком на елке 5-6-7 классов в 16 школе. Хорошо.
4/I-1938 г.
Сегодня узнал, что экскурсия в Москву состоится (от школы). Едут 9 человек, я в число их не попал… Прекрасно, Костя Крапивин (комсорг), за мной будет.
Да, и набрал-то кого (Борушко, Баринова, Хайков, Жукова и др.) Я раз в 5-10 больше их работал для школы! Вот только я не комсомолец, а то бы поспорили…
А Косте брать-то не выгодно меня, очень просто, не он будет авторитетом, а я.
Сегодня еще ездили в село Стригино с выступлениями, ездило человек 20-25 с Катей Бакиной и Владимиром Филиппычем (пионервожатая и математик). Время прошло хорошо.
7/I-1938 г.
Сегодня ребята из похода вернулись. Все рассказывали, как время проводили.
Завтра хотели идти хлопотать, чтобы их в Москву взяли. (Они-то поедут, я уверен в этом.)
10/I-1938 г.
Сегодня ребята (14 чел.) уехали в Москву. Я снова остался один. Из других школ тоже уехали: Леля У., Сережа С., Володя И. и др.
Ах! Черт возьми, забыл!
 
Л. 60.
9/I-1938 г.
Сегодня часов в 6 вечера, когда я был в школе, ко мне подошел Витя Б. и сказал, что нас с ним приглашают на вечеринку, которую устраивают ребята и девочки из 17 школы, и что он внес уже за меня 5 рублей.
К 7-ми часам пошли мы с ним (выпив до этого четвертинку «Черной смородины») туда, сказали ему, чтобы мы приходили в пионерскую комнату. Мы пришли – она заперта, пошли к Скворцову, его дома нет. Мать сказала, что он или в пионерской комнате, или там, и добавила, «у Деминых». Мы пошарились еще маленько, и встретили Петрову и Щепрова, которые шли за патефоном (Скворцов еще раньше сказал мне, что, дескать, Петрова «бабушка» в тебя влюбилась. Не спорю, может быть). (И чего она во мне хорошего нашла?).
Пошли мы к Деминым. Из взрослых дома у них никого не было. Там собрались уже Леля У., Сережа С., Катя Демина, Вера Николаева и еще две девочки, да мы четверо пришли. Стало всего 10 человек.
Время, хотя бы для меня, прошло ничего (и только ничего). Играли по-всякому.
По моим наблюдениям (слишком громко), то, что сказал Сережа С., вполне правильно. Да, еще показалось мне, что меня придерживается и Вера Н. (милая девочка).
Мы провеселились так до 4 часов утра. (Леля У. ушел к 12 часам домой провожать свою родшую).
13/I-1938 г.
Сегодня первый день занятий в школе во втором полугодии. О! Да!
 
Л. 61.
14/I-1938 г.
Сегодня с Витей Б. ходили в город, на обратном пути встретили Лелю У. и Сережу С. (я его буду писать С. С.). Пошли опять в город, около дома Веры Н. встретили ее и еще 3-х девочек, пошли в город с ними. Потом пошли к Вере Н. (я, Витя Б., Иван Б., Башкан и Петрова). Дома у Веры не было никого. Играли в карты, в домино, потом гадали маленько. (Я против всех этих гаданий, сегодня Новый год по-старому). Ну, а потом домой пошли. Все. Пока!
15/I-1938 г.
С Иваном Б. были сегодня вечером в школе. Когда шли назад, он сказал мне по секрету, что они (Игорь, он, Витя Б.) собираются в поход летом 1500-1700 км на моторной лодке через Волгу, канал Волга-Москва и т. д., и что надо подобрать подходящий экипаж.
16/I-1938 г.
Сегодня вечером у Ивана Б. сидели в его кабинетике, и все разрабатывали поход. Писали, что брать надо.
17/I-1938 г.
Сегодня тоже у Ивана Б. все думали насчет похода, экипаж подбирали. Да вот все подходящих-то ребят нет. Игорь и др. в руководители хотят взять Г. А. Быстрицкого[22].
А я против него, он мне не нравится. Я его в лагерях только хорошо-то узнал. Пистика Иван Б. брать никак не хочет. Намечаем вот кого: Мельников, Баландин, я, Барковский, Матвеев (10 класс). Всего хотим 6 человек с руководителем.
19/I-1938 г.
Сегодня тренировались в хоккей. Я решил стать кипером в ворота. Завтра играем с 17 школой… Черт возьми, первый раз в жизни встал в ворота, завтра уже играть. Все.
 
Л. 62
20/I-1938 г.
После уроков сегодня пошли на стадион «Локомотив» с Витей Б. и Игорем. Там еще народа (игроков) было мало, потом стали приходить.
Только что я надел свои щитки на валенки, как слышу - говорят, что в воротах без коньков стоять нельзя. Вот так так!!!
И только потому, что и вратарь 17 школы был без коньков, мне разрешили стоять без коньков в воротах.
Первый трудный мяч я взял минуты через 3 после начала игры, у моих ворот произошло что-то вроде свалки. Мяч, как бешеный летал из стороны в сторону… И вдруг остановился у самых ворот на одно мгновенье. И только я успел схватить его, как по этому месту просвистела чья-то палка. Опоздай я на секунду, и гол бы был, и руку бы мне покалечило.
Взял еще несколько «простых» мячей.
Первый тайм кончился 3:0 в нашу пользу. Во втором тайме мне забили 2 гола, а 17 школе еще 5. Первый гол я пропустил минут через 15 после начала второго тайма. Забил Залесский Мишка. (Эх, он водит здорово). Обвел он человек 6 наших и подвел к самым воротам, с размаху ударил, и мяч, пролетев у меня под мышкой, влетел в ворота. Второй гол так пропустил: опять этот Мишка от самого центра взял мяч и повел, подвел вплотную к моим воротам и сплеча ударил. Мяч, ударившись по выше кисти правой руки, влетел в ворота.
2 мяча девятиметровых мне били (бил Мишка), но оба промазали.
Кончили играть 2:8 в нашу пользу. После игры Леля У. не глядел на нас, так как был уверен до игры, что победят они. Витя Б. (Лелин патриот) увязался (точно так!) с ним идти.
 
Л. 63
25/I-1938 г.
Сегодня было открытое комсомольское собрание, на котором меня принимали в комсомол. Во время 1 урока и большой перемены я выучил всех наркомов СССР, сказал по секрету Прудикову, как лучше запоминать. Прудикова сегодня уже приняли. Собрание было после уроков. По Костиному (секретарь комитета) поведению и обращению со мной, я догадался, что комитет решил меня не принимать в члены ВЛКСМ (на комитете меня обсуждали 22-23, не помню точно когда).
Первого принимали Беспалова из 10 класса, приняли в члены, затем Румянцева Н. (Прудикова), тоже в члены приняли. Затем вышел я.
Я (как и вообще во всех «страшных» моментах) держался свободно, немного развязно. Рассказал биографию, ответил на политические вопросы, которые были заданы с мест…
Мария Федоровна (директор наш) меня спросила, правда ли то, что ей сказал школьный мастер, по водопроводу который.
А сказал он ей вот что: «»е помню, какого числа вечером, мы с Иваном Б. из окна верхней уборной полили маленько вниз, а это мастер заметил и сказал ей».
Когда она меня спросила, я, видно, немного замялся. «Что, или не хорошо говорить?» – сказала она. Я сказал, что говорить очень даже хорошо, и рассказал, как было дело. А именно: захотев попить, мы с Иваном Б. взяли стаканы и хотели пить из водопровода, но там воды не оказалось, а потекло маленько из труб грязного, ну мы и выплеснули в окно (все, конечно, поверили).
Это была «сущая правда» (в кавычках). А правда – лили не из стакана и не воду.
 
Л. 64
Задавали мне еще несколько вопросов о моей дисциплине…
Я сел. Стали голосовать: за первое предложение – принять в члены – голосовал один (Пистик). За второе – принять в кандидаты – 17 или 18, а за третье – совсем не принимать – голосовали 7-8 человек.
Кстати, Игорь М. сказал против моего принятия в члены и внес предложение: в кандидаты.
Предложение «Воздержаться от приема» внесла директор, до этого она сказала свое «резкое» слово, что, мол, Михайлов не дисциплинирован совсем, хотя политически грамотен, и что его не надо никуда принимать.
…Итак, на собрании меня приняли в кандидаты (только).
Прекрасно! Посмотрят ли на эту недисциплинированность в райкоме, не будет ли политическая грамотность там основным вопросом! Конечно, да!
После собрания Игорь М. (да и др.) старались не встречаться со мной глазами.
Да, все народ-то не самостоятельный, я уверен, что, если бы директор не сказал против меня, то я бы был на собрании принят в комсомол. А то ведь бояться голосовать за меня, а то директор-то увидит, да и подумает: «Ага, он (голосующий) против меня!»
Вообще-то мало у нас в классе, да и в школе, и вообще, самостоятельных, решительных. Раз-два, и обчелся.
Зря Иван Б. не был на собрании, а то бы он-то поспорил бы в мою пользу, конечно. За последнее время мы с ним очень подружились.
 
Л. 65
После собрания пошли в райком ВЛКСМ. Ждали там часа 2. Принимали 4 человека, комитет ВЛКСМ района. Всех приняли в члены. Меня принимали последнего.
Спросили, катаюсь ли я на коньках и на лыжах. Когда я стал говорить, что на коньках не катаюсь потому, что ботинков подходящих нет, все малы, все смеялись. Еще немного спрашивали по политике, о моем происхождении я сам рассказал (хорошо). Ну, и приняли, конечно, в члены.
Я мысленно натянул нос всем, кто выступал на собрании против меня, и в первую очередь Игорю Мельникову. О! Да!
Итак, я КОМСОМОЛЕЦ! Все пока!
28/I-1938 г.
Сегодня я был на первом для меня закрытом комсомольском собрании. Здесь приняли в комсомол Галю Фурсову.
1/II-38 г.
Сегодня был на кино «Ленин в Октябре». Надо сказать, что я ждал большего от этой картины, хотя она мне очень понравилась. Очень хорошо показан образ В. И. Ленина как образ скромного, великого человека. Показаны еще Сталин, Дзержинский, Свердлов, Урицкий, взятие Зимнего дворца показано. Показан Керенский, от которого, как мне показалось, веяло какой-то затхлой стариной и солдатчиной.
 
Л. 66
4/II-38 г.
Сегодня вечером часов в 8-10 ходили с Иваном на улице и разговаривали о мощи СССР в военном отношении! Эх, и будет же бойня!!!
Иван все представляет меня будущим командиром корабля, а я его каким-то большим летчиком-академиком.
А сам я себя представляю в будущем неизвестно кем. Мечтаю я быть (скажу по секрету) корреспондентом или артистом. Неплохо бы, конечно, быть и комкором.
Сегодня Галя Ф. уезжает в Москву с женской хоккейной командой (она голкипер) и просит у меня голкиперские щитки. Я не дам! Вечером, когда собрались на стадионе ребята: Игорь, Витя Б., Пистик – настаивали, чтобы я ей дал щитки (уезжает она в 8-9 часов). Я ее позвал за щитками, шли молча. Она осталась ждать меня около забора. Я домой шел медленно и думал, чего бы сообразить такое, что бы она не взяла сама их, хотя я бы давал их ей. Черт возьми, ничего в голову не идет! А просто не дать, было бы слишком нехорошо. Очень уж она просила, да и ребята настаивали. Вообще-то у нас с ней последнее время отношения стали натянутыми. Но почему, я писать не буду (дурь, конечно, как я всегда говорю).
Черт возьми, чего бы придумать!??
Когда я выходил из дома со щитками, на крыльце мне попался Башкан. Шел ко мне. Отлично! Хорошая мысль. Башкан попадается всегда почти, когда он нужен. Вообще, он очень сообразителен, хотя учится в 6 классе, или в 5 что ли, и ему можно поверить.
Я ему сказал, что бы он пошел и сказал Гале, которую найдет у калитки, что я, мол, ушел в клуб! Ха-ха! Я представляю, как это повлияет на нее!
Когда я пришел в школу, Галя с раскрасневшимся лицом, прошла мимо, не взглянув на меня. Когда я ее второй раз встретил, минут через 5 после первого и сказал, Галя, возьми щитки-то, она сказала – не надо, и прошла. Я обернулся – не надо? Зачем же я домой ходил? – сказал и раскаялся… Гляжу, она готова взять, говорю, ну дело твое, не надо, так не бери. Она с гонором повернулась и ушла! Ха-ха! Отлично!
5/II-38 г.
Сегодня приходили из 3 школы вызывать нас на хоккей. Сегодня назначена тренировка. Думаю. Не ходить (по энным причинам). Хорошо, что Галя щитки не взяла.
6/II-38 г.
Сегодня оттепель, как назло, лед мокрый. И я стоял на воротах с мокрыми ногами. Сыграли 3:3. Ничего особенного нет. Игорь уехал в Казань на лыжные соревнования.
 
9/II-38 г.
Сегодня писали сочинение 2 урока на тему крестьянства по поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Эту тему я знаю хорошо.
10/II-38 г.
Сегодня приехал из Казани Игорь. При беге на 5 км пришел первым, на 15 км – третьим. Его премировали ботинками с коньками и грамотой. Здорово!!! После уроков было закрытое комсомольское собрание. По второму вопросу обсуждали закрытое письмо… И подготовка к 20-той РККА.
 
Л. 68
Собрание прошло крайне недисциплинировано. Костя, комсорг, совершенно бесхарактерный. Какие бы вопросы не стояли на повестке, все сведет к дисциплине… Все время были перерекания и общий галдеж. Когда стали выбирать организатора хора, стали записывать кандидатуры на доске и хотели голосовать (ха-ха). Игорь предложил Костю (и предлагал его кандидатуру несколько раз). Когда стал высказываться, не вытерпел, засмеялся, и засмеялись все. Костя счел это высшей насмешкой над собой и… заплакал (тьфу!). Вообще, Игорь вел себя не по-комсомольски. Из-за каждой малости вступал в пререкания с председателем и комсоргом, но я его совсем не осуждаю за это… кажется.
Вечером родшая мя уехала к Лизе в Москву.
11/II-38 г.
С Галей отношения по-прежнему плохие. Ну, черт с ней… Там видно будет… Дело покажет, что делать.
Читали сегодня после уроков статью (не помню заглавие), помещенную в «Учительской газете» за 9 февраля. В статье пишется, что было неправильно разобрано дело Троицкого, и что он вполне честный гражданин, воспитанный комсомолом и Красной Армией, и что он сделал изобретение для укрепления мощи обороны СССР и т. д.
Вечером мне в блокнот написал Василий Алтарев такой стишок:
«Любит тот, кто безумно ревнует,
Любит тот, кто при встречах молчит,
А не тот, кто дарит поцелуи,
И не тот, кто „люблю” говорит».
Приписка по сторонам стихотворения «Тьфу! Какая дурь! Это, конечно, дурь!»
Совершенно верно! Хотя все же, кто действительно любит, будет все-таки дарить поцелуи и «люблю» говорить. Но это все в свое время. А в общем, правильно.
 
Л. 69
Я хочу завести общую тетрадь, куда буду списывать стишки и т. д., сочиненные мной (у меня есть уже 30-40).
Иван Б. что-то заболел. Вчера и сегодня не был в школе.
12/II-38 г.
Сегодня были с «Пистиком» на детском кино. До начала кино часа два просидели, аппарат что ли сломался. Вместо часа кино начали около 3-х.
Черт возьми! Знал бы, не ходил (дурь-дурью, для меня).
В 5 часов в школе был струнный. Играли мало. Игорь хворает гриппом.
13/II-38 г.
Сегодня с самого утра у меня болит голова. В школе еле просидел. Дома смерил температуру – 39 и 3!!!
Пришел отец и сказал, что сегодня обещается к нему прийти товарищ, с которым жили в Сувалках[23] (отец работал там), и не виделись уже 28 лет! Эх, туда-перетуда! А я больной! Ну, ладно. Бывает хуже… Кстати, отец тоже заболел. Вот, черт возьми!
Василий Федорович (так звали товарища) пришел часов в 6-7.
Здоровый человек, широкоплечий, полный, с высоким лбом, с высоким зачесом, волосы начинают седеть, говорит густым басом, очень вежлив. Внимателен и особенно проницателен. Все выспросит до тонкости, зато уж и сам, когда рассказывает, так все до мельчайшей подробности изложит.
Просидели до 11 часов. Родший мя даже выпил по сему торжественному случаю. О, да!
14/II-38 г. 
Cегодня в школу не ходил. Пистик тоже захворал и не был в школе. Был доктор, признал, конечно, грипп.
 
Л. 70
15/II-38 г.
В школе не был. Температура, как вчера – 39,3. Иногда 38.
Сегодня закончил читать «Туннель» Келлермана. Очень понравилось! Даже жалко было расставаться с книгой. Решил прочитать все имеющиеся у нас книги Келлермана.
Сегодня был Витя Б. Говорили обо всем помаленьку.
16/II-38 г.
Температура нормальная. Был Башкан. Я начал читать книгу Келлермана «Ингеборг».
17/II-38 г.
Вот уже четвертый день, как я не хожу в школу. Пропустил, наверное, немного. Догоню. В школу до смерти сходить охота.
Вот, черт возьми! И откуда температура взялась? Все было нормально, а то вдруг поднялась. Ну, ладно. Зря вот, политучебу пропустил. Все. Буду читать «Ингеборг». Все!
19/II-38 г.
Сегодня был в школе. Кончил читать книгу «Ингеборг» - ничего, только много любовных вздохов. Буду читать Келлермана дальше.
20/II-38 г.
Пистик сказал мне, что Иван Б. лежит при смерти. И врачи опасаются кровоизлияния в мозг. Эх, Иван! Да, что-то не верится. В общем, пустой останется жизнь!
22/II-38 г.
Иван лежит в больнице, хотели сходить, да времени нет. Сегодня была репетиция пьесы «Мечта». Завтра в школе вечер, будем «Мечту» ставить.
23.
Сегодня был в школе вечер, мы ставили «Мечту». В общем, поставили хорошо. Меня похвалила Мария Федоровна, хорошо, говорит, ты сыграл. Потом были отдельные выступления на сцене.
 
Л. 71
Выступал хор. Песню… запевал Пистик и Витя Б. Витя Б. все дело испортил, пел совершенно не в тон (вообще-то, если у него слух есть, то очень слабый). Играли в почту. Были танцы, Пистик все время танцевал с Даниловой. Василий Алтарев все время р-ревновал! О, да!
Вечер прошел хорошо. Много «чудили»: я, Игорь, Орел, Прудик.
Сегодня еще после уроков Б. А. Михеев (наш физик) вышел из себя на уроке в 8 классе. В перемену ударил Балакина из 7 класса, побежал за девчонками с ножом и т. д.
Я встретил его у рубильников в нашем коридоре, он один за другим зачем-то включал рубильники и включение каждого сопровождал матом. Я сделал вид, что ничего не знаю, и спросил, как, мол, дела, Борис Афанасьевич? Он что-то ответил. Тут подошел Виктор Иванович и вежливо попросил Б. А. идти домой. Б. А. стоял на крыльце, долго нам рассказывал о всем, о своих нервах, о матери, о жене и т. д. и т. п.
12/III-38 г.
Сегодня исполнилось мне 17 лет. Родшие мя подарили мне карманные часы. Я, конечно, очень доволен.
Да, уж, давно не писал. Б. А. запретили преподавать, и он уехал в Казань.
Так! Опишу все более или менее выдающиеся события с 12 марта по 15 апреля 38 года.
23 марта был вечер в школе у нас, а мы впятером (понятно кто) провели этот вечер в ресторане. Эх! Славно было!
 
Л. 72
А это самая «Бабушка» - Петрова, видно, и правда в меня того, немного втреснулась. Ну, и черт с ней (извините за выражение). Мне она совсем не нравится. С ней мы переписывались немного через Н. Мартьянову и Турунову, ну, конечно, я сказал (или вернее, написал) ей 2-3 «вежливых» словечка, и она написала в том же духе, что ей тоже наплевать (ха-ха! Как бы не так!?). Дорофей (Б. В.) уговаривает меня подружиться с ней и говорит, что ему сказала В. Н., что П. Т., мол, сохнет из-за этого.
Ну, и черт с ней! Во всяком случае, я первый не буду мириться!!! Пусть сохнет.
Мельников, Баландин, Алтарев, Артемов, Барковский и я оставались после уроков поговорить насчет похода!!!
Недавно мы – пятеро (без Алтарева) вечером все насчет похода рассуждали и решили «или пан или пропал», что напишем самому Калинину, ну, что бы поход удался.
Играли в волейбол у школы.
Ушли с черчения. И нам, наверное, дадут (опять пятерым) выговор по школе.
Приходил в школу докладчик – майор. Говорил о военных училищах, и теперь у нас началась «военноучилищная» горячка!
Дурь! Никто из нас не поедет, а будет кончать 10 классов. О! О! Сколько всего было, что и не переписать всего! Буду писать регулярно.
 
Л. 73
15 IV
Сегодня писали заявление в «Локомотив» насчет похода!
От директора ждем выговора.
16/ IV-38 г.
Ходили сегодня на ансамбль все! При райпрофсоже под управлением Софронова.
27/ IV-38 г.
Сегодня исполнился ровно год моим записям.
30/ IV-38 г.
Страсть к походу как-то постепенно остывает, в «Локомотиве» нам отказали, да и горячка насчет военных школ мешает.
5/ V-38 г.
Эх! Черт возьми! Скоро испытание, а там, (за этой стеной) целое свободное приветливое полное всяких интересных штук, лето!
10/ V-38 г.
Витя Б. подает в Рязанское пехотное училище (видно, что он плоховато подумал о службе в пехоте, просто скорее хочется из дома бежать и быть студентом – такое громкое звание). Осуждать, конечно, не приходится, а приходится приветствовать. Не мешало бы еще ему окончить 10 классов.
Пистик подает в Ленинградское училище связи, Игорь с Иваном тоже туда. Один я никуда не подал.
Вряд ли Пистик пройдет – зрение у него плохое. Когда сидим на кино, он не видит, чего написано на экране.
Вот Иван пройдет, наверняка, по всему.
Игорь вряд ли пройдет – у него (по отцу) сердце плохое.
 
?/? – 1938 г.
Регулярно что-то не пишется. Черт возьми, как долго не писал, уж и забыл, что когда было.
 
Л. 74
Вот, что было с 11/ V-38 г. по 17 /VI-38 г.
Игорь не прошел военную школу по сердцу, Пистик – по зрению. Иван с Витей Б. прошли.
Ансамбль наш стал более или менее авторитетным в нашем Муроме. Выступали и в нашем клубе и в гортеатре. Ездили в Черусти, Арзамас, славно время провели, много было интересного, кое-что узнал.
Были в Карачаровском д/о, который мне понравился гораздо лучше, чем первый раз. Еще бы! Там сад-то какой, парк, а не сад!
Ездили впятером (я и понятно кто) на лодке несколько раз.
Теперь лодка у нас можно считать своя (дяди Фимы лодка-то).
Ну, о нашем «Трансантлантическом» походе никто не заикается (из нас).
На отделенческой[24] олимпиаде выступали в общем хорошо. «Ноченька» (песня) дело испортила, но, в общем, хорошо.
Липинский (из Москвы какой-то руководитель чего-то высокого музыкального) оценил нас хорошо.
Клубный ансамбль, наш основной, так сказать, соперник, совсем провалился, и нам предлагали соединиться в один коллектив. Мы все против.
Ну, в Казань-то в любом случае поедем.
Ну, вот, кажется, все более или менее, основное.
 
Л. 75
14/VI-38
Сегодня на стадионе узнал, что Гладилова, наш кандидат в депутаты Верховного Совета РСФСР, оказалась каким-то проходимцем и почти врагом.
Да, еще плюс к тому, Буров тоже враг народа, вот так дело, ведь он избирался тоже по нашему округу.
Эти известия, ну прямо меня «по башке стукнули».
 
15/VI-38
Вера Д. и др. уехала в лагеря в разведку. Черт с ней, да и вообще с ними, со всеми девчонками.
17/VI-38
Все испытания, кроме тригонометрии, сдал. А эту «3го-но-ме-3-ю» придется сдавать в конце лета. Ну, и черт с ней.
Сегодня был на кино «Катрина». Картина заграничная, но очень понравилась.
Все!
Опять дьявольски долго не писал. Сегодня уже 29/VII.
За это время: Иван в военную школу не пошел (потому, конечно, что не пошел Игорь). Понятно!
Ездили объединенным ансамблем на ж/д олимпиаду в Казань. Выступали 110 человек. Выступили славно! Ну, прямо прогремели! В Казани были дней 5-6.
Конечно, было много интересного и в вагоне, и в городе, и в доме колхозника, где мы ночевали.
Ну, потом «1000» раз на лодке катались и купались. Витя Б. сдал в военно-пехотное Рязанское училище, поедет туда 10 сентября 38 г.
 
Л. 76
После приезда из Казани занимался по тригонометрии. 23 сдал ее: за год хор.
Витя Б. почти совсем с нами разошелся. Фу, черт возьми: самое главное забыл. Ведь я перед поездкой в Казань был в Москве. Время провел славно! 4 дня провели вместе с Витей Б. А если вдвоем были, то время провели, конечно, сверхславно. Побывали в музее Ленина (!), в музее Революции, прокатились на речном трамвае до конечной станции по Москве-реке.
А самое главное то, что я (после отъезда Вити Б.) побывал в Мавзолее ЛЕНИНА.
Хорошо провел время в Москве еще и потому, что было достаточно денег.
Появился слух, что меня и еще 2-3 ребят переводят (без нашего согласия) в школу № 3[25], но это еще дело темное (я, конечно, не уйду из 35).
Далее в тексте рисунки ручкой с надписями:
«Если завтра война, если завтра в поход, если грозная сила нагрянет!»,
«Эх, хорошо в стане Советской жить!»
«Как один человек, весь советский народ за свободную родину встанет!»
29 июля японский отряд перешел нашу границу и пытался захватить высоту «Заозерную».
Ну, конечно, как и должно быть, его отбросили наши пограничные войска назад. После этого несколько раз японцы переходили советскую границу. Были настоящие бои с участием всех родов войск и...
Японские войска несли большие потери и, оставив на советской земле много военного снаряжения, бежали.
«При защите советских границ было очень много случаев героизма».
Да! Действительно! Я представляю.
Еще: «С криками: да здравствует Великий Сталин! Советские границы неприкосновенны!» - и др., советские войска пошли в атаку и заняли атакуемую высоту.
Это я тоже очень хорошо представляю!
Все пока.
Но еще мысли не все. О! Да!
26/Х-38 г.
Учусь, конечно, в 35.
Черт возьми, тьфу ты! Такое настроение наидурацкое. Все это так. Сейчас сижу я дома, никуда идти нельзя – хвораю.
Напишу немного о прошедшем. Витя Б. давным-давно уехал в военную школу. Из ребят провожал только я, получилось как-то нехорошо…
23/Х-38 г.
Было отчетно-выборное собрание ВЛКСМ школы.
 
Л. 78
Зал оформляли мы же, 22-го. Собрание шло с 2 часов дня до 10 часов вечера. Много говорили о всем (и, надо сказать, что со стороны Игоря, как комсорга, было очень много неправды). Ха! Все понятно! И почему, и так далее …
17/Х-38 г.
Ездили в село Стригино, человек 13-15. Выступали. М. Ф. Субботина доклад проводила… Перед началом собрания играли в домино. И вот Панферова М., видно сказала Игорю, какие у Ивана карты. Иван, конечно, сразу показал всю свою несдержанность, бросил карты, закричал. Шуру П. обозвал во всеуслышанье сволочью и т. д. В общем, получилось очень нехорошо. И все потому, что Иван слишком несдержан.
Да и вообще-то на Ивана я стал глядеть далеко не так, как прежде. Да и Игорь с Пистиком совсем не так глядят на него.
 
Так, Витя Б. уехал (а он с Шурой П. немножко, раз 8-10 прошелся, ну, ха-ха, под бюстгалтер слазил раза 2-3 и на ней полежал ха-ха-ха-ха-ха). (И только полежал. Больше ничего сделать не мог, именно не мог).
И вот она теперь, при каждом удобном случае старается напомнить всем о нем. Например, написал на парте на своей: Б. В. С. + П. Л. Т. Ну, и к чему это? Это уж такая психология…
А теперь Панферова изо всех сил к Игорю лезет.
Ну, и все к черту, писать надоедает об этом, да и не к чему.
Германия заняла «мирный путем» (по «соглашению») большую часть Чехословакии. Польша тоже по «соглашению» взяла приграничную полосу Чехословакии. А «соглашение» надо представлять так. (Здесь рисунок)
Сколько жертв было из-за этого мирного «соглашения». Прямо страх. Сколько погибло совершенно невинного населения. Да, если присоединить еще к этому Албанию, Испанию, Китай, то… !!! И это все кровь пролита ради озверелого кровожадного фашизма.
Да! Настанет пора, и проснутся народы всех частей света, встанут все, как один, против этих шакалов в человеческом образе. Это будет!!! И народ победит! Народ возьмет власть на всей земле!!!
Здесь подпись. Д. Михайлов 26/X-38 г.
 
Л. 80
28/Х-40 г.
Странно! Уже 40-й год, летит время. Я окончил 10 классов и жду уезда в армию. Игорь в Львове, Иван на юг, Витя Б. уже лейтенант. Пистон вчера уехал в Калугу! Дьявольски странно и даже грустно! Я один, почти без друзей (без настояших). С девушкой, о которой я много раз писал в 37-38 годах, я теперь крепко дружу, мы любим друг-друга, проводим замечательные ночи. Дружить я с ней начал 28 июня 40 года. Сразу же мы с ней сошлись характерами, она говорила мне, что раньше тоже меня любила.
17/I-1942 г.
Летит время! Это точно! Уже 42 год. 1 год назад я уехал в РККА и вот без малого через год явился. Ранен! Война с Германией. У меня – жена (Лена М.) и дочь! Надя.
Иван убит, Витя Б. – все так же.
Воюют Пистон и Игорь.
Все, пока.
 
Воспоминания об отце дочери Надежды Дмитриевны Антоновой. 
2009 г.
 
Михайлов Дмитрий Александрович (12 марта 1921 – 19 марта 1965)
 
Мой отец, Д. А. Михайлов, родился в семье главного бухгалтера Вагонного депо Александра Дмитриевича Михайлова и учительницы начальных классов Надежды Ивановны Михайловой, в девичестве Сильвановой.
Дмитрий был высокий, худой, обладал большой физической милой, мог согнуть, а потом и разогнуть кочергу, что гораздо сложнее. Природой ему было дано много жизненной энергии и силы, которые крепко сидели в его теле.
Он обладал многими талантами: играл в театре у П. П. Радковского, писал стихи, не зная нотной грамоты, по слуху на мандолине играл абсолютно все, пел, хотя не имел настоящего певческого голоса. Приклонялся перед астрономией, у нас и по сей день много книг по астрономии. Очень любил философию и знал ее, освоив самостоятельно. В свои зрелые годы это был лидер во всем: в общеобразовательных знаниях, остроумии. В решение и составлении ребусов, физической силе, питье вина, выполнение любой работы, в количестве рацпредложений, что в те годы было очень престижно. Много читал, любил играть в шахматы, умел учиться тому, чего потребовала жизнь.
Его отрочество и юность проходили в сложной и во многом до сих пор плохо объяснимый период нашей истории – в период репрессий. Это хорошо видно из некоторых эпизодов его дневника.
Женившись на Е. Мисиюк (которую он много упоминает в дневнике), отец которой в ноябре 1937 года был репрессирован, а 6 января 1938 года расстрелян в Казани, он стал «зятем врага народа». Это было страшное клеймо, повернувшее, словно железнодорожная стрелка, путь его жизни в такую сторону, где разбились все его великие мальчишеские мечты, стремления и помыслы.
Читая его дневник, мы видим шестнадцатилетнего мальчишку-хулигана, грубого «напоказ», и также напоказ ругаюшегося матом и выпивающего «чекушку смородины» перед походом на вечер. Так хочется уже быть героем! Но где в школьное время проявить героизм? Хорошо учиться? – эта «слабость» не для «его» героя в 16 лет, это ниже его «достоинства». На тебя мало обратят внимания, не один же ты хорошо учишься! Подготовка к Выборам? – это Да, поход на 1500–1700 км – это очень даже Да, но… поход не состоялся…
А героем быть хочется! И стаскивается, и прячется дисциплинарная тетрадь класса, и есть мат и грубость. Но этот псевдогероизм повлек за собой серъезнейшее собрание. Наверное, впервые 16-летний Дима получил публичный урок воздействия на себя, который заставил его задуматься – и вовремя…
Он обладал удивительной природной интуицией, что хорошо видно из его рассуждений о желаниях товарищей и, как правило, не ошибался.
Зная его как дочь, могу констатировать, что в нем всегда жила какая-то робость, нерешительность – и удивлялись, как это могло сочетаться с его «героизмом» грубости. Только «псевдогероизмом» и могу это объяснить.
Думаю, что ум, большой природный ум, который он совсем не практиковал школьной учебой, позднее развился его самостоятельными занятиями, философией, политэкономией, марксизмом-ленинизмом, политучебой. Этими знаниями он владел уже основательно, занимался с большой охотой и вот тут уже, в группе политучебы, лидировал по-настоящему.
А заниматься самостоятельно пришлось вот почему. Он с друзьями решил ехать в Москву поступать учиться, чтобы потом работать в охране Кремля. Таковы были планы.
Но не дремал сосед из дома рядом – Андрей Васильевич Беляков – и Диму вернули с вокзала как зятя врага народа. Вот «стрелка», переведшая путь его жизни в сторону от пути героя – тихий дядя Андрей!
К слову скажу, что Димин друг – Коля Сладков, осуществил их общую мечту, выучился и работал в охране Кремля, жил в Москве, в конце 1960-х годов был у нас в доме в гостях – строгий, подтянутый, сдержанный.
А А. В. Беляков - скромный, тихий, незаметный плотник, одетый в потасканный серый пиджачок, тихо передвигающейся по двору и саду, имеющий пять детей и жену-труженицу тетю Наташу, - «пустил под откос» жизнь не одной семьи, сажая «врагов народа» по доносам. Знаю это точно, так как донос на мужа за подписью Белякова читала мать моей учительницы в местных «органах», который там ей дали почитать.
Одновременно с ее мужем был арестован как враг народа и отец Леночки Мисиюк – Иван Павлович. Они вместе сидели в Муроме, вместе были отправлены в Казань и там сидели, обвинялись по одной статье, расстреляны там же с разницей в два дня. Тоже работа Белякова? Думаю, да!
Итак, Диму вернули… Он был вне себя – и впервые закурил при родителях дома. Кто??? Кто??? – это осталось на многие годы тайной, а для него навсегда. Мне же стало это известно в конце 1970-х годов. Думаю, именно тогда он сделал горький вывод на всю оставшуюся жизнь о невозможности учиться где-либо профессионально. Вот и пришлось ему позднее учиться всему самостоятельно. Так и разбился его такой милый сердцу героизм о тихого дядю Андрея.
А в воздухе пахло военной грозой – и все это чувствовали.
В январе 1941 года Дима женился на Леночке Мисиюк, приведя ее в дом и объявив, что это его жена.
Всю жизнь он вел дневнички, чаще всего величиной в половину ладони или как-то еще отмечал важные события – отмечал самым прямым способом – карандашом.
Однажды я, в мои примерно 40 лет, убирая пыль со стеклянного старинного подвесного фонаря для свечи, на верхней его части, обращенной к потолку, нашла дату, сделанную карандашом (она есть и сейчас): 20 января 1941 года. Думаю, что это день их близости и торжества так давно зревшей Любви – и думаю, что не ошибаюсь!
Но счастье Димы, в общей сложности, было недолгим. Он ушел на войну. В одном из первых боев был ранен в обе ноги, потерял много крови. В одном из своих дневничков величиной 6х6 см., не более, он пишет: «Слава всем военврачам Советского Союза! Благодаря им, я умыт, перебинтован, накормлен и лежу на белых простынях в санитарном поезде!». Его привезли в Фергану. Он был таким бледным и слабым, что не мог пошевелить пальцем, открыть глаза. Три дня врач не велел вливать ему кровь, говоря: «Он умрет!» - кровь была в большом дефиците, а такие слабые не выживали. Но на четвертый день, удивившись его живучести, велел влить. Да, заклад жизненных сил вывез, удержал на краю могилы, не дав туда свалиться. Не кровь в него влили – Жизнь! – так он потом говорил дома.
Госпитальных денег для поездки домой после лечения Диме хватило до Ростова-на-Дону. Мучимый голодом, с 20 копейками в кармане, он пошел на базар в надежде купить еды. Но все было дороже. Он тронулся с базара и в воротах увидел женщину, продающую семечки. «Женщина, насыпьте мне семечек на 20 копеек», - обратился он к ней. Она подняла на него глаза. Неизвестно, что за ассоциации вызвал в ней его вид, но она вдруг заголосила: «Солдатик! Миленький! На костылях! Из госпиталя! Давай, давай твои карманы!» - причитая так, она засыпала все его карманы из легкого брезента и такую же шляпу семечками. Они то и спасли Диму, не дав умереть с голоду по дороге домой. С тех пор он никогда не грыз семечек.
А дома его ждала Леночка и сюрприз – дочь Надя, родившаяся без него. Ноги болели, ему пришлось лечь в госпиталь, расположенный в школе № 3 (теперь № 33). В архиве музея есть письмо его мамы, адресованное Диме в госпиталь.
Подлечившись, он поступает работать в Вагонное депо. Работа, любимая жена, дочь, жизнь в родительском доме – счастье! Главное – его Леночка! Порой, идя садовой дорожкой между сугробами, они – не замечая этого – останавливались: он высокий, она маленькая и, глядя друг другу в глаза, говорили, говорили, говорили… Так рассказывал мой дед А. Д. Михайлов.
Сколько было такого счастливого времени? Думаю, и трех лет не наберется.
В октябре 1943 года, спустя неделю после исполнения дочке Наде двух лет, Леночка внезапно умирает от «подпольного» аборта. Тогда аборты были запрещены, но женщин все равно гибло много. Было Леночке 22 года…
Дима сутки плакал у соседей – что он теперь без своей Леночки?
Двенадцать лет он жил один. Все его знакомые, кто бы мог стать его женой, не шли ни в какое сравнение с его красавицей Леночкой М., обладавшей легким и веселым характером, открытым и добрым нравом.
И только в 1955 году женился он на медсестре вагонного депо Евгении Ивановне Микшиной – женщине практичной, с собственническими наклонностями, державшейся за него и обеими руками и всем телом, но… не очень то «ко двору» в этом доме. Родилась она в глухой деревне Ягница, Весьегонского района Вологодской области, с 14 лет была медсестрой на фронте, но настоящего душевного милосердия в ней не было, и общей культуры.
Как и раньше, так и теперь, Дима не только активно работает, но и интересно живет вне работы: с большим успехом играет в спектаклях по пьесам Островского в сильном тогда театральном кружке депо, выступает в концертах, ловит по ночам вагонников-«несунов», стремящихся под покровом ночи унести домой что-то с производства. Он редактор стенгазеты, одно время бывшей ежедневной, подает не одно рацпредложение по улучшению производства. Успешно продолжает осваивать общественные науки. Ходил он гордый (но это видел только тот, кто его хорошо знал), словно внутренне светясь и чуть улыбаясь. В это время он – большой авторитет среди рабочих, начинал мастером литейного цеха, дошел до прораба строительства домов для вагонников по улице Песчаной (теперь Лаврентьева) – и снова книги, но теперь уже по строительству. Смолоду он был хорошим плотником, слесарем, моляром. У него получалось все, за что бы он ни брался.
…Так шло время. Совсем немного потребовалось его Диме, чтобы ощутить: Женя – не его Леночка! Да, они жили, вроде бы нормальной семейной жизнью – сыты, ухожены (жена хорошо за ним ухаживала), имели все необходимое для жизни.
Но Евгения Ивановна с ее житейской приземленностью и недалекостью не давала ему той Божественной Искры, которая называется Любовью души к душе, как было с Леночкой, и что для Димы, наверное, было в чем-то даже важнее, чем иное проявление любви.
А он, конечно, сравнивал. Такой божественный перелив чувств одной души в другую назад с новой уже силой, как было с Леночкой, тут отсутствовало…
И постепенно потухал взгляд Димы. В его глазах навечно поселилась вселенская грусть. Он, веря в свою судьбу, словно испытывал ее, ставя себя в очень рисковые ситуации…
В 1963 году он был сражен инсультом, восемь месяцев лежал в больнице…
В 1965 году умер от третьего инсульта. Похоронен на старом Напольном кладбище. Было ему 44 года, полный счет которых он прожил только одну неделю, пережив свою Леночку на 22 года.
У нас в доме бережно хранятся его медали: «За победу над Германией», «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» и «За отвагу».
 
 
 
 
Одно из стихотворений Д. Михайлова, написанное им 10 октября 1939 г.
 
Моя комната
 
Я живу в отдельной комнате
И тому я очень рад –
Моя комната уютна
И окно имеет в сад.
 
Слева печка, дальше зеркало,
Справа желтый гардероб,
Как купец сердитый, толстый,
Запылен блестящий лоб.
 
Между зеркалом и печкой
Этажерка есть для книг,
К ней подход закрыла пальма.
Но я к этому привык.
 
Вот под пальмой подлезаю,
К этажерке подхожу,
Что мне нужно выбираю,
Иль что нужно положу.
 
У стены за гардеробом,
Там, где счетчик тарахтит,
Где висит над полкой полка,
Там кровать моя стоит.
 
Над кроватью 6 картинок,
«Богатырь» в волнах плывет,
Зарываясь носом в волны,
Все же движется вперед.
 
А над этою картиной,
В желтых рамах, наклоняясь,
Запорожцы хану пишут,
Богохуля и смеясь.
 
И другие есть картины,
Да о всех не рассказать,
Мне бы вот еще хотелось
Три портрета указать:
 
Ленин, Сталин и любимый
Мной и всеми наш поэт
Александр Сергеич Пушкин –
На меня глядит портрет.
 
У окошка стол досчатый,
Для письма на нем прибор,
Из окошка виден садик,
Дальше – низенький забор.
 
Свою комнату люблю я,
Все на месте, под рукой,
Если нужно – здесь веселье,
Если нужно – то покой.
 
Правда, пальма занимает
Много места у меня,
Но об этом я не плачу –
Зелень каждому нужна.
 
 
 
 

[1] «Родшей мя» - «родившей меня». О своей матери Михайловой Надежде Ивановне.

[2] Подпись Михайлова – повторяется дважды

[3] Виктор Барковский – друг и сосед Дмитрия Михайлова.

[4] Лена М. – Елена Ивановна Мисиюк – будущая жена Дмитрия Михайлова.

[5] Василий Алтарев – друг Дмитрия Михайлова.

[6] Игорь М. – Игорь Мельников – друг Дмитрия Михайлова

[7] Ваня Б – Иван Баландин, друг Дмитрия Михайлова

[8] Коля С. – Николай Сладков – друг Дмитрия Михайлова, работал позднее в охране Кремля, жил в Москве.

[9] Район улицы Гоголева около клуба им. Ленина и школы № 33.

[10] Общество стрельбы…

[11] В магазин

[12] Экзамены

[13] Посредственно, значит удовлетворительно

[14] Валентин Васильевич Михайлов – двоюродный брат.

[15]Фамилия Егоров зачеркнута.

[16] Тетя Оля – Ольга Дмитриевна Волкова – родная тетка Д. Михайлова по отцу, дядя Фима – Ефим Васильевич Волков – муж О. Д. Волковой.

[17] Лиза – Елизавета Александровна Михайлова (в замужестве Буланова) – родная сестра Д. Михайлова

[18] НКВД – Народный Комиссариат внутренних дел

[19] ПРЗ – Паровозо-ремонтный завод

[20] В настоящее время школа № 33.

[21] В это время «уплотняли» весь кооперативный поселок (напротив центрального входа ПРЗ) молодыми людьми, приехавшими из сельской местности на работу на городские предприятия. Период индустриализации страны.

[22] Герман Александрович Быстрицкий – преподаватель физкультуры.

[23] Сувалки – местечко в Финляндии

[24] Отделенческая – то есть Отделения железной дороги

[25] В настоящее время школа № 33.

Google Plus
Вконтакте
Одноклассники