Дневник Ивана Петровича Мяздрикова

Иван Петрович Мяздриков родился в 1854 году в состоятельной купеческой семье, получил домашнее образование, с молодости и до конца своей жизни изучал историю Мурома и природу Муромской земли. В архиве музея имеются его многочисленные записи исторического характера: выписки о Муроме из трудов известных историков, а также воспоминания старожилов о прежней жизни. В краеведческой литературе за Иваном Петровичем утвердилась формулировка «первооткрыватель муромской природы». Дело в том, что много лет подряд он вел записи наблюдения погоды. Во дворе собственного дома по высланным из столицы чертежам установил метеорологическую станцию («будку») и направлял результаты своих наблюдений в Санкт-Петербург, Владимир, Нижний Новгород. В 1901 г. за свои труды от Главной физической обсерватории он получил золотую медаль. В архиве Муромского музея хранятся его разнообразные «климатические карты» с 1889 по 1907 гг. В 1910-е годы Иван Петрович сотрудничал с Русским энтомологическим обществом, разработал способ отпечатывания чешуек с крыльев бабочек путем перевода их на бумагу.

 

Инвентарный номер М-18730.

Л.2

Господи! Дай нам доброго счастья на новоселье! Да будем мы жить в этой новой комнате с душевным спокойствием и здоровьем и да будет здоров и счастлив виновник нашего новоселья. Новая комната на верху на лево 18 октября 1888 года

Сегодня 21 декабря 1888 года в половине первого ночи родилась у нас дочь Евгения.

23 декабря в 7 часов вечера нашу дочь окрестили и назвали Валерией. Крестили здесь дома в зале. Крестил дядя Александр Иванович, а крестная – мамаша. Валерией назвали вследствие общаго нежелания, чтобы именины приходились в сочельник.

9 апреля 1889 г. половина второго ночи. Христос Воскрес! Сейчас пришли от заутрени, благовестят к обедне. Первую пасху встречаем с дочкой. Боже, буди благословен! И помоги нам возрастить ее тебе во славу и нам и ей самой на радость!

Л. 2 об

Вчера 22 Апреля 1889 г. в 10 ть ч. привили дочке оспу на правую руку тремя наколами.

Вечер, 8 июня 1889 г. Сегодня для меня был печальный день! Вчера пришло мне в голову съездить в лес, и вот сегодня утром я отправился в Ивань (неразборчиво). Взял с собой собаку черного Полкана. Бедный, как он радостно бросился за мной! Думал ли я, что оставлю его там? С 9 ч. до 3 часов он ходил за мною, высуня от жары язык, но потом лег и не смотря на то, что я три раза подходил к нему – он не вставал, я было попробовал его взять на веревку, но он и тут не шел. Я пошел к лошади во второй раз, думая, что он слишком устал и я или возьму его в тарантас, или же вечерком он сам прибежит домой. Воды в лесу нигде не было и напоить и выкупать было негде. Но я все таки был весьма далек от мысли, что роковой конец близок … Возвратившись на лошади, я нашел его мертвым… Из-за чего погиб?..

Л.3

25 Сентября 7 ½ ч. вечера

Только что пришел от всенощной. Накануне имянин мне отрадно думать, что завтра моя дочка будет поздравлять своего папу! Как мы рады этому… Столько времени я ждал, ждал и потерял было всякую надежду – но, Бог всемогущ, он и слабого делает сильным и малую надежду обращает в уверенность и действительность. Хвала ему!

Дочка пока растет, Слава Богу, хорошо, оспа у ней привилась как следует, зубков же еще нет. На правой ручке так и осталось родимое пятно, довольно большое – но и то Слава Богу, что на руке, а не на лице… Вот было бы горько! Когда ей минуло 6 месяцев мы сняли ее на карточку, а затем на большой снялись все трое; на последней вышел хорошо я, а дочка очень хорошенькой на своей. Саша же снялась не очень удачно. Теперь уж Вале 10-ть ме-

Л.3 об.

сяцев и она начинает выговаривать папу и маму и по маленьку ползает, очень любит, когда ее тутушкают. Пока все в доме рады ей, а мама ее все упрекает меня, что я холоден с дочкой и не люблю ее так, как она… Да поможет нам Бог воспитать ее!

15 Октября 1889 г. вечер.  Вчера праздновали первые имянины дочки. К нам неожиданно приехал третьего дня из Москвы брат Саши Василий Александрович, не бывший в Муроме около 15-ти лет. В этот же день прорезался у Вали первый зубок. Растет она пока – Слава Тебе Господи, хорошо, и только ночью ее отчасти беспокоит чесотка на ногах. Она уж очень хорошо ползает и знает всех нас, не боится и постронних. Дай, Боже, расти ей и впредь и вырасти доброй и мудрой.

Л.4

19 ноября 89 года. Валя начинает вставать на ноги и держаться стоя. Теперь она как раз подходит под круглый стол и достает головкой до его доски. У нее прорезались два зубка.

17 Декабря 1889 г. Валя начинает ходить, может уже пройти несколько шагов без постронней помощи. Выучилась и кланяться.

28 Сентября 1890. Утро. Сижу и дожидаюсь обедни. Давно, очень давно не писал я сюда ни строчки. Валя давно уже бегает, но говорить еще почти не говорит, кроме папа, мама, няня и некоторых других, но повидимому уже начинает лепетать про

Л. 4 об.

себя. Похварывает она по немногу, но вообще здорова.

23 Сентября было обручение брата с Зинаидой Павловной Соколовой, за которую он сватался уже года два. Я был сватом и дай мне Боже не раскаяться в этом. Она, впрочем, повидимому славная девушка. Сват Павел Матвеич очень хворает и уже довольно давно. Но, дай Бог, чтобы она соединила нас друг с другом потеснее и внесла бы радость и жизненность в наш угрюмый дом!

22 Октября 1890 г. Полдень. Сегодня день свадьбы. Брат уехал благославляться к Соколовым. Как то мы сладим с угощеньем?

Дочка со своих имянин хворает. Повидимому у ней ветряная оспа. Расхворалась очень сильно и уже

Л.5

не может сама встать с постели – ослабла очень. До сих пор лучше ей все еще нет и так жалко ее бедняжку.

23 Октября, 9 часов вечера. Свадьбу отпировали, Слава Богу, хорошо; все обошлось лучше и легче, чем прежде думалось. Вчера гостей и нас за ужином было до 80 человек и кончили часа в три. Сегодня попили изрядно таки.

19 Ноября 1890 г. Полчаса тому назад в 5 м. пятого утра родилась у нас еще дочка. Дай Бог ей всего хорошего и благослови ее!

20 Ноября 12 ч. 25 м. дня. Сейчас крестят нашу дочку – Антонину. Крестный брат, а крестная мамаша.

8 Декабря, 11 ч. дня. Приходиться записывать и невеселые новости – Саша хворает после родов – болит у нее грудь – должно быть хочет быть грудница и придется ей прохворать 

Л.5 об.

и долго и тяжко, а она к хвори очень слаба. Дочки обе тоже хворают; Тоня после перемены молока, а Валя, только что поправилась - опять простудилась, и ночью теперь сплю только я один, и то как приходится – остальные плачут, кричат и стонут. Дай Бог чтобы это прошло насколько возможно скорее.

17 Марта 1891 г. Двенадцатого числа я получил телеграмму из Илецкой Защиты о смерти тестя. Дай Бог ему Царство небесное! Недавно было получили об нем письмо, что он вполне здоров. Да верно, что от жизни до смерти всего один час. Саше сделалось дурно, когда я ей кстати сказать очень неосторожно сообщил эту весть. Да, оба отца у нас умерли вдалеке от нас и от своей родины. Божья воля. Отрадно все таки думать, что у тестя было доброе, мягкое сердце и душой он был незлоблив как дитя. Вечная ему память!... Умер он 11-го числа.

Л. 6

Тоня теперь начала поправляться, до сих пор была плоха, да и трудно ей было расти без материнского молока. Валя живет слава Богу, начинает понемногу говорить.

Мое здоровье опять начинает быть хуже, походит на то, что оно было до Крыма.

14 Мая 1891 г. Сегодня привили оспу Тоне. Слава Богу она теперь поправилась здоровьем. Дай Бог, чтобы легко перенесла оспу – время стоит очень жаркое.

Мамаша с сестрами неделю тому назад уехала в Москву.

16 Июня 1891 г. Имянины Тоне. Слава Богу она теперь поправилась здоровьем. Сегодня ее носили в церковь Божию и причащали Св. Тайн. С Валей сегодня же едва не случилось ужасное несчастье – была на волоске от смерти. Поехала она провожать сестру купаться, а лошадь взбесившись выпрокинула их обоих и кучера, и так она ужасно упала около самых колес, что дерни лошадь в

Л.6 об.

эту минуту назад, то Валя очутилась бы под колесом. Но, слава Богу, он видимо хранил ее и все они отделались лишь испугом. Благодарю Его Всевышняго!

Июня 30 1891 г. Вчера вырезался первый зубик у Тони. По маленьку она начинает ползать. Валя говорит уже много слов и даже некоторые фразы.

Июля 17 1891 г. Сегодня сестра жены Аграфена Александровна Мяздрикова уехала на жительство в монастырь на Выксу. Потерявши несколько лет тому назвад мужа и не имея детей она жила то в Москве, то здесь, то в Курске и порешила с благословления отца Варнавы идти в монастырь. Дай ей Бог мир души и здоровья и да будет она там спокойна и счастлива!

Мамаша тоже уехала с ней повидаться с бабушкой Павлой Ивановной, которая, говорят, сама очень плоха здоровьем.

Л. 7

Недели полторы тому назад у братиной жены оказался  занос, но теперь она поправилась почти совсем.

Тоня начала ползать и хотя ослабла от прорезования зубков, но Слава Богу особенно не хворает.

Жара повсюду стоит невыносимая, сушь страшная, все горит и сохнет и душа болит предчувствую беду надвигающуюся на Россию в виде голодовки, а может быть и хуже… Боже сохрани ее!

24 Августа 1891 г. Сегодня утром Саша и Юля уехали в монастырь к Аграф. Александровне – проведать, как она живет там. Ее уже одели в рясу.

Тоня начинает уже стоять одна, и, Слава Богу, здоровенькая. Валя же, временами, больно страдает от часотки, и по ночам тогда сильно плачет и кричит; чем помочь ей и не придумаем. Дай Господи, чтобы это у нее скоро прошло и следов бы не осталось!

Л. 7 об.

3 Декабря 1891 г. 8 ч. вечера. Сегодня в 6 ч.15 м. утра родился у нас сын Петр. Слава Богу, хвала ему! Дай Боже новорожденному расти и преуспевать во всем хорошем, добром и прекрасном и жить во Славу Божию! В память отца и прадеда и дали ему имя.

4 Декабря, вечер. Утром сегодня окрестили сына и причастили его в церкви. Крестили мамаша и дядя. Родился он, по видимому, здоровым, как Валя, и крикнул сразу несколько раз. Саша пока Слава Богу здорова, дай Боже ей поправится поскорее.

Антонина уже бегает и ходит, но еще плохо. Обе с Валей страдают все какими-то нарывчиками по всему телу и чесоткой, и по временам сильно плачут. Начинают все-таки вместе играть.

25 Ноября меня выбрали председателем попечительного Совета в прогимназии. Помоги мне Бог справиться с этим делом и сделать побольше хорошего. Не знаю только, долго ли я пробуду председателем, а хорошо бы ее мало по малу преобразовать в гимназию.

л.8

1 февраля 1892 г.  Сегодня пришло из Москвы письмо от И.И. Антонова с известием о смерти брата жены Кости. Он умер в больницы 30 января в 4 часа утра. Сегодня его похоронили. Мир праху его! Упокой его Господи в селениях твоих! С искренним сожалением я узнавал о тяжелой болезни его. Костя один из братьев Саши, которые заставили сами уважать себя. Бог знает, где он получил чахотку, от которой умер,  в солдатах ли в Варшаве, где он все хворал, или же раньше, когда он служил на параходах? Но ведь, насколько я знаю, он вел и соблюдал себя так, что  заслужил полное право на уважение всех ближних своих. Осенью он несколько времени жил у нас, но все рвался в Москву за какое-нибудь дело, так жить здесь уж скучно и тоскливо ему было. Но в Москве он захворал и вскоре принужден был лечь в больницу. И вот конец всему для него в здешнем мире. Конец, но ведь и начало...

Л. 8 об.

С левой стороны фотография

2 ч. утра 5 Апреля  1892 г. Пасха. Только что пришли от заутрени, немного погодя пойдем к обедни. Дети пока спят. Слава Богу пока они здравствуют, только Тоня очень слаба на ножках и с трудом ходит. Сын растет. Валя стала очень понятливой, хотя порой капризна и упряма. Стал было ей показывать буквы, но почему то она никак не может их запомнить и тут же забывает, а так вообще память у нее не дурная.

Да, растут две дочки, хорошо, если б Бог поиог устроить мне училище, где бы они могли учиться и научиться. А то в Москву ведь не повезешь... Помоги, Боже,

Л. 9

устроить Гимназию! и дай Бог, чтобы ни мы, ни они не расскаились в ученье, что нынче сплошь и рядом бывает.

10/2 ч.вечер 6 Мая 1892 г. вчера привили оспу Пете. Стал плакать, бедняжка, а то было поправился, был славный мальчик. Живет пока, Слава Богу, похварывает понемножку, да что поделаешь. Сестра Юля уехала в Москву после Пасхи — хочет учиться шить. Дни стали теплее, был один день мороз — сильный, но Бог спас, погибло немного кое чего, вот беда мне — дождя нет, стало пыльно и черезчур сухо.

8 ч. весчера 29 июня 1892 г. Дело о гимназии развилось в настоящий проект. В попечит. Совет составили план постройки корпуса, собрали по подписные более более 3 т.р. и представили в Думу. Но там большинством одного голоса отправили проект в Подготов. Комиссию, хотя и просили только 6 т.р. на постройку и 600 рублей на содержание от города. Нашлись в

Л. 9 об.

сильные противники, которые, прости меня Бог, если ошибаюсь, исключительно из-за личностей, стали этому противодействовать, чтобы это не осуществилось. Обидно им, что не их инициатива, что не они во главе этого дела … Бог с ними! Может быть будет Божья воля — осуществиться и гимназия... В Комиссии я все же имею влияние, быть может она и выскажеться за; выбрали же меня и в ней председателем, хотя и не все желали этого. Но все дело опять таки будет зависить от Думы, от болотировки в ней... На днях она будет и судьба гимназии решиться, по крайнем мере на ближайшее время.

4 июля 1892 г. 6 часов утра. Комиссия безусловно высказалась за гимназию. Но снова восстают противники и на другом основании предполагают провалить этот вопрос. На Кавказе и Юге России явилась холера, ждут ее и сюда, надо чистить город и приготовляться к ее приходу. И вот хотят ее взять в по-

Л. 10

мощники, будут запугивать Думу черезвычайными мерами и главное расходами,  говорить, что теперь надо оставить все другие расходы и заняться только одним этим. И действительно, могут раздуть эту проблему в слона и запугать многих, тем более, что Голова уже прямо идет уже против нас... Еще немного и судьба гимназии решиться... Первое заседание Думы я был уверен, что вопрос пройдет, а теперь что-то берет сомнение... Но все в воле Божией. Ведь можно принимать энергичные меры против холеры и не бросать других делов.

10 ч. 30 м. вечера 8 июля 1892 г. Холера в Астрахани разыгрывается не на шутку. Были страшные бунты там и в Саратове. Народ, повидимому, озлобился на жестокие меры и обращения с холерными больными. Холера подвигается и выше по Волге и в каждую минуту может открыться в любом из городов России — ведь сколько тысяч людей выехало из зараженных мест и рассеялось по всем местам! Есть частные слухи, хотя до

Л. 10 об.

сих пор не подтвердившиеся, что холера уже есть в Нижнем, Рязани, Касимове, сегодня говорят, что даже во Владимире уже мрет сильно народ, а больные есть и здесь в дальней Слободе. В городе выбрали санитар. комиссию, в которую попал и я, но она еще не начала действовать. Город чиститься и жители тоже. Предположили устроить холерную больницу в ярмарочном корпусе и барак на берегу реки, пригласить доктора и двух фельдшеров.

В воле одного Бога спасти нас от нее..., да будет его святая воля!

Валя другой день что-то захворала, сегодня весь день лечим, вся в жару... не знаем чем и объяснить ее болезни.

6 ч. вечера 25 июля 92 г. Холера пришла и к нам … 14 и 15 числа умерли две первые жертвы ее — Бахарева и жена сторожа в Управе. Сегодня умер в бараках на той стороне реки перевозчик с парома, захворавший сильно лишь вчера. Сегодня же еще захворал один с парохода не здешний. В дальней Слободе тоже умер один крестьянин. Какова болезнь будет дальше — один Бог ведает.

Л. 11.

Вечер 25 Августа 1892 г. 25 числа у Саши после шестимесячной беременности произошел вкидыш. Плод умер еще месяца два, или три назад и вышел очень маленький уже испортившейся. На другой день после очень сильных болей вышло и место. Таким образом, все Слава Богу, обошлось благополучно и она теперь поправляется, хотя еще лежит в постели.

6 ч. 15 м. вечера 6 Декабря 1892 г. Сейчас у брата родился сын, но с матерью случились судороги и роды были весьма тяжелые; младенца вынули, а мать лежит без чувств и похоже по словам докторов в весьма опасном положении. Господи! Сохрани ее!

4 часа 8 дек. 1892 г. Бог сохранил Зинаиду Павловну. Хотя она и сейчас очень больна, но страшная опасность по видимому миновала. Слава Богу показавшему нам силу свою! Племянника назвали Павлом. Болезнь З.П. доктора назвали эклампсией.

Л. 11 об.

Вечер 9 Декабря 92 г. Болезнь З.П. все еще серьезная. Господи, устрой так чтобы все окончилось благополучно!

Кроме нее, хвораем и мы — брат, я и Саша — болят горла от инфекции, по словам докторов. Я поправляюсь, Слава Богу, Саша и брат еще хворают, а Саша ушла к мамаше из опасения, как бы болезнь не перешла на детей, тем более, что Антонина хворает уже давно и страшно осунулась. Тоже говорят инфлюенция. Боже, помоги ей поправиться!

Утро 26 Декабря 1892 г. Слава Богу, мы большие почти все поправились; даже З.П. и та поправляется. Но маленькие у меня хворают, в особенности болен Петя. У него болезнь в дыхательном горле — отек голосовых связок; другую ночь сидим мы с ним в боязни, как бы он не задохнулся... Дыхание сильно стеснено, днем еще ничего, но ночью хрип страшный и дыхание прерывается. Лекарства что-то не помогают. Дай Боже, чтобы он поправился! Господи! Спаси его.

Л. 12

Полночь, с 9 на 10 Августа 1893 г. Сегодня, сейчас Ангел Смерти посетил нас и унес племянника Паню! Царство ему Небесное, бедный, такой славный был мальчик и рос все свеженький, веселенький... Жаль брата... болит душа его...

Сейчас смотрел его. Лежит еще в кроватке, головка еще не охладела, но уже рука смерти придала строгий вид личику. Серьезно сжал он губки и вытянулся неподвижно. Брат увел рыдавшую мать..., плачет и нянька, собираясь обмывать в последний раз.

Вечер 10 Августа 1893 г. Боюсь, как бы с Паней не улетел от нас и Петя... Плох он стал вовсе... Тина (? не разборчиво) только что перенес страшный кровавый понос и плохо, еще очень плохо от него поправляется, а эта болезнь уже перешла на Петю... Бедный … Спаси его, Господи! Все в воле Божьей. Теперь так ослаб, что едва, едва может сидеть... и глаза его стали какие-то печальные и строгие, не по детски серьезные... Господи! Исцели его...

Л. 12 об.

11 ч. утра 22 Августа 1893 г.  Сегодня, час тому назад умерла внизу старая няня Марфа Кузьминична, няньчившея брата и обеих сестер. Захворала она кровавым поносом и за последние дни сильно мучалась. Дай ей Бог Царство Небесное.

Утро 25 Августа 1893 г. Петя бедный стал вовсе плох... все болит у него. А сегодня совсем уж плохо, плачет и стонет с 5 ч. почти не переставая. Ноженьки у него распухли — отекли, сам осунулся до неузнаваемости. Понос все еще не прекращается и ко всему еще зубы режутся. Последнее должно быть всего тяжелее...  Господи! Твори волю Свою. Но душа наша болит и молюся я … исцели его... устрой, чтобы он поправился. Господи! исцели его!

30 Августа 1893 г. Господи спаси Петю! Один ты можешь поднять его... Весь исхворался мальчик, не взглянешь на него. Понос продолжается, опух весь... растекли ручки и головка немножко. Не

Л. 13

ест почти ничего.

7 Сентября 1893 г. Не стало нашего Пети... В половине десятого изошел бедняжка. Да будет воля Господня. Он дал, он взял...

Вчера ему стало хуже, а с 1 часу ночи он уже не приходил в себя. Сегодня после обедни пришел батюшка и приобщил его а когда за молебном стал читать евангелие, золотой мой последний раз вздохнул и улетела душа его. Что …. (слово не разборчиво) скуп язык мой и нельзя мне выразить горе словами.

Не будем мы уж с ним перекоряться - «папка ляляка», нет, Петьки, ляляки; не будет он по прежднему ходить по комнатам, и запирать и отпирать дверки, хлопать ими... Все это кануло в вечность. Думали ли мы, садя весною цветы, что они пойдут на гробики Пани и Пети? На память я отрезал у него немного волосков и вот и все что останется здесь нам от нашего Пети.

Л. 13 об.

20 Марта 1994 г. Давно ничего я не писал сюда... Уже и полгода минуло нашему Пети... До сих пор не могу назвать его иначе как «бедняжка» хотя бы кажется ему лучше должно бы быть на том свете... Прости Боже мое сомнение, ведь Ты сам сказал: таковым есть царствие Божие...

Сегодня присоединились в православие четыре чеха -  это Орогл с женою и сыном и Зит. Последних двоих помазали миром и я у мальчика был восприимником. Дай Бог ему всего доброго в жизни. Кума моя Н.А.З. И хорошее слово сказал отец Иван Давыдович пред причастием.

Гимназия по видимому начнется стройкой в … (слово не разборчиво) году. Земля почти куплена и материал запасен.

22 Мая 1894 г. Сегодня была закладка здания для гимназии. После молебна, которые служили три священника, была закуска и пирог у попе-

Л. 14

чительницы, где заодно был подписан устав благотворительнго общества для оказания помощи бедным ученицам гимназии. Боже буди нам в помощь! Слава Тебе, Бог мой, хвала Тебе! Невольно мне приходят на память слова, которые я писал 25 Ноября 1891 г., после выбора меня в председатели — хорошо бы ее (прогимназию) мало по малу преобразовать в гимназию. И вот теперь давно уже гимназия, - в Августе откроется последний 7 класс и что еще важнее — начнем строить и само здание...  Велик Бог и могущественен и милостлив безмерно ко мне грешному. Хвала Тебе, Господи! Помоги нам закончить уже достойно это дело...

Ночь с 27 на 28 Мая 1894 г. Четверть первого. Только что родился у брата сын. Слава Богу!

30 Мая. Вчера крестили племянника и назвали Павлом. Кресные дядя Ал.Ив. и мамаша. Валя была второй крестной. Благодарим Бога за то, что роды свершились благополучно. А как боялись мы...

Л. 14 об.

21 Июня 1894 г. Сейчас в 6 ч. 20 м. утра родилась у нас дочка Слава Богу, дарававшему жизнь. Дай Бог, чтобы росла и выросла во славу Твою и на радость всем нам и себе.

Вечер. Дочку назвали Натальей. Завтра Бог дасть думаем крестить.

22 Июня. Вечер. Недавно окрестили дочку. Крестным записали брата Саши Михаила Александровича, а крестной тетушка Александра Назаровна. Дочка родилась такой здоровенькой, но теперь все что-то плачет, так что жалко становится.

21 Октября 1894 г. Сейчас получили известие, что Государь — умер... Бедный … как жаль его. Такой молодой и сильный! Еще больше жаль наше отечество... Что-то будет с ним?

24 Декабря 1894 г. Сегодня получил из Московского Учебного Округа утверждение меня председателем попечительного совета женской гимназии, который меня выбрал.

Л. 15

13 Декабря. Что-то будет во второе трехлетие? Боже, благослови! Дом теперь вчерне выстроен, следовало бы кончить его к будующему Августу, перейти и VIII класс открыть.

Наташа, Слава Богу, растет; Тина и Валя тоже. Последняя уже хорошо читает и учиться писать.

23 Марта 1895 г. Новое горе надвигается на нас. Бедная Наташа тяжко хворает. Та же болезнь, что и с Петей, открылась  и с ней... Боже мой, спаси ее!

27 Мая 1895 г. Бог сохранил нам Наташу — слава Ему! Долго и страшно хворала она, сначала был бронхит, потом еще не прошел и он открылась корь (Тина и Валя тоже лежали в коре и очень тяжко), а затем и болезнь почек. Коревые язвы стали черными в особенности на ножках и некоторые проваливались глубоко в тело. Два дня она почти в беспамятстве безустанно вертела на ту и другую сторону

Л. 15 об.

головкой и махала ручками, потом то и другое опустилось и беспомощно лежало... Долго, долго она не поправлялась, но слава Всемогущему — он спас ее.

Теперь новое испытание послал Он нам, новое горе переживаем мы... Тина вчера сломала руку, переломила ее выше локтя... Залезла на старую воротину, приставленную  на дворе к стене и упала... Что было вопля, крику, боли... Вчера ее забинтовали просто, а сегодня под хлороформом (хотя он и плохо подействовал) наложили гипсовую повязку... бедняжка... Как тяжело было ей, как страдала она, да и теперь еще не опомнится от этого... Боже мой, будь милосорден к нам... исцели ее и возврати ей ручку.

12 Августа 1895 г. Сегодня в половине седьмого вечера у браьа родилась дочь Софья. Недавно давали ей молитву. Брата нет, он в Нижегород. Ярмарке. Слава Богу, роды прошли благополучно. У Тины ручка уже срослась и она уже забыла, что она

Л. 16

недавно так болела у ней. Слава Богу.

17 Августа 1895 г. 8 ч. утра. Сейчас только окрестили Соню. Я и мамаша — крестные. Брат все еще не приехал из ярмарки.

20 Ноября 1895 г. Исполнилось желание сердца моего, осуществилась, осуществилась мечта моя, о которой я думал тому четыре года... Прогимназию преобразовали в гимназию, выстроили для нее порядочный дом, освятили его и перешли...Дай Бог, чтобы никто не раскаялся в этом! Больше всего я боюсь за учащихся...многим из них ученье едва ли принесет доброе... Но избегнуть этого не в силах моих. Могу только молить Бога: да не будет этого, Господи Всемогущий!

Дом построили, хотя и не без не достатков, но в общем все-таки солидный. 14-го числа было освящение; служили три протоиерея и два законоучителя. Говорили речи. Ученицы в благодарность за мои хлопоты поднесли мне папку с надписью, а попечительницы поднесли букет. Вечером были танцы и угощения для учениц. С реалистами и построн-

Л. 16 об.

ними танцевало ло 400 человек; было и шумно и людно. Славо Богу сошло довольно порядочно. Вчера поздравляли начальницу с новосельем; поднесли ей от попечит. совета серебрянную сухарницу с соответствующей подписью. И так теперь все главное совершили и остается лишь молить Бога, чтобы все было хорошо.

Ребятишки мои хворают — коклюш привязался; да и Саша тоже все что-то нездорова, не то зубы болят у ней не то невралгия начинается...

24 Марта 1896 г. Первый день Пасхи. Пришел от заутрени. Звонят повсюду к обедни. Сегодня Валя первый раз была у заутрени и мы с ней христосывались в церкви. Слава Богу Всемогущему!

22 Апреля 1896 г. Сегодня у нас горе — Тина опять сломала ручку, ту же самую, с которой она так страдала год тому назад. Она каталась на тележке, везла ее Валя и одним колесом

Л. 17

наехала на цветник и упала … и так несчастливо. Саша думала, что ушиб, потом, что вывих, но когда доктор стал после хлороформирования выправлять, то нашел перелом, почти в том же месте, что год тому назад. Опять сделали гипсовую повязку. Боже, исцели ее!

13 Аргуста 1896 г. Сегодня, сейчас только родилась у брата вторая дочь. Слава Богу — по видимому обошлось благополучно. А брат на охоте в Липинских лугах.

А ребятишки опять захварывают. Не дай Боже, что бы дальше пошло. У Пани открылась сегодня дизентерия, да и за Соню и Наташу тоже побаеваемся.

Теперь 10 часов вечера и брат скоро должен приехать.

17 Августа 1896 г. Третьего дня племянницу окрестили и назвали Надеждой. Крестили Н.П. Соколов и Л.П. Зворыкина.

Л. 17 об.

Утро. 7 Сентября 1896 г. Только что Валя с мамой отправились на молебен в гимназию. Валя поступает в младшую группу приготовит. класса. Дай Бог почерпнуть ей в ученье все доброе и прекрасное, да не престанет к ней, все нехорошее, все темные силы нашего ученья. Бог привел меня видеть и ее в гимназии.

Нашему Пети сегодня третья годовщина. Где он, что с ним? Невольно мелькает и гнездиться в уме... почему ни разу не видал его во сне?... Хочется верить, что ему хорошо теперь, а в сердце все таки грусть и жалость... Слаба, стало быть, наша вера в загробную жизнь...

10 Октября 1896 г. Ходил к Федору Дмитриевичу Зворыкину, вероятно последний раз...  Поцеловались мы с ним и простились. Еще мог он пожать крепко руку мне. Но едва можно разобрать слова его. Я спросил, тяжело ли ему? «Нет, мне легко, отвечал он». «Послужи обществу» прибавил и напомнил, что вот десять лет, как мы знакомы, знакомы душою... Слава Богу,

Л. 18.

что Вам легко, сказал я. Да, дай Бог каждому иметь мир на душе в эти минуты... Не так, стало быть страшно умирать, как многие думают… Боже, пошли ему добрую кончину!

13 Октября 1896 г. В ночь с 11 на 12 число Федор Дмитриевич умер. Вчера вечером был я у него и слушал панихиду; помолился за упокой души его. Умирал он в полном сознании и памяти. Мир праху твоему, добрый товарищ! Не поклонами мы были знакомы и дружны, а душою…

15 февраля 1897 г. Еще утрату одного душевного человека приходится записывать. Вчера в 12 ч. дня умер наш духовный отец – отец Гавриил. Мир праху твоему! В последние годы жизни эта была добрый (так в тексте), душа человек.

3 февраля. Вера Алекс. Третьякова прислала из Новой Бухары телеграмму, что она обвенчалась с неким Георгием Мартановским (? неразборчиво).

4 ч. утра 10-го Июля 1897 г. Десять минут тому назад Бог дал нам еще дочку. Будь благословенен Он!

Л.18 об.

10 ч. утра 10-го Июля.  Сейчас уехал батюшка, он давал молитву новорожденной.  По желанию Саши ее назвали Ксенией.

Ночь на 12 Июля. Бедная Оксана, она страшно мучается, кричит вот уже несколько часов. Не спим, и помочь ей не можем. Господи, сохрани ее!

13 Июля 1897 г. Вчера после всенощной Оксану окрестили, крестный дядя Александр Иванович и сестра Оля. Нынче ночь и дочка и Саша спали, слава Богу!

10 Августа 97 г. Сегодня в два часа ночи родился у брата сын Петр. Дай Бог ему всякого счастья. Брат в ярмарке. Сейчас давали новорожденному молитву.

На днях приезжала сюды Вера Александровна с мужем из Бухары. Пожить на родину в Витебскую губернию. Они жили у нас несколько дней. Муж ее кажется довольно начитанный человек, но без средств и как видится несколько апатичен.

Л.19

7 ч. утра 19 Августа 1897 г. 12-го племянника окрестили, крестил дядя Ал. Ив. И мамаша.

11-го приехал неожиданно из Катта Кургала брат Саши Михаил Александрович и тоже хворый. Пробыл у нас три дня и уехал к своему дяди в Касимов.

25 Сентября 1897 г. Петя у брата совсем помирает… Какое страдальчески старческое, серьезное лицо у него! Вчера ему стало совсем хуже, понос истощил его … Не плачет, не кричит, а исходит… Да будет же воля Божия…

3 Ноября 1897 г. Сегодня и Тоня поступила в школу при гимназии. Дай Бог ей охоту к ученью и способность. Валя учиться хорошо, идет первой.

Петя у брата все еще плохо поправляется.

27 Марта 1898 г. Вчера я получил с почтой пожалованную мне за труд по гимназии золотую медаль на Станисл. Ленте  с надписью «за усердие». Хотя я и не желал ее, но что ж делать…

Л. 19 об.

21 Июня 1898 г. Сегодня схоронили в Напольном тетушку Александру Степановну Мяздрикову. Положили ее рядышком с ее дочерью Наташей. Умерла она вчера утром около 7 часов.

9 Янв. 1901 г. Вечер. Вчера у брата крестили еще сына, всего стало уже 7 ребят! Помоги ему Бог! Зовут Сергеем, родился 19-го рано утром. Крестили В.А. Вощинин и Н.Н. Зворыкина.

6 Июня 1901 г. Вчера у нас с Ксенией случилась беда; перелезая через доску она сорвалась и наткнулась промежностью на какую-то палку и разрезала тело. Возили в больницу и под хлороформом

Л. 20

зашивали две ранки. Слава Богу, что внутри еще ничего не повредила. Лежит теперь бедная, и дай Боже, чтобы это все прошло скорее и не имело бы дурных последствий. А на днях Наташа у дяди упала в подпол, но к счастью разбила себе только нос и губу; теперь все у нее прошло.

С 21 по 30 Мая я ездил в Елисаветград, был на возвратном пути в Киеве.

12 мая 1902 г. Сегодня опять приходится записывать беду. Наташа ходила с другими ребятишками гулять в Гундоб. сад и сломала руку… Залили гипс, но хорошо ли? не знаю… Господи, пусть скорее заживет она!

14 Мая 1902 г. вечер. Завтрешний день может (быть – слово пропущено) решительным в моей жизни. Будут выборы городского головы и я – один из кандидатов. И хотелось бы мне послужить, думается, что

Л. 20 об.

не мало хорошего можно бы сделать и добрую память о себе оставить, и страшно все таки, как не совладаю, или что случится особенно несчастное… Но, да будет так, как Богу угодно! Но всетаки дай Бог хорошего…

13 Июня 1902 г. утро. Третьего дня получили печальную телеграмму из Катти Кургана о смерти брата жены Михаила Александровича. Года три назад он был здесь, но уже больной; потом писал, что поправился… На Пасху получили письмо, что очень хворает и вот теперь пришел конец земной жизни… Упокой Господи его на том свете!

Выборы в головы прошли для меня без результата – остался прежний голова Каратыгин. Я очень доволен.

Л. 21

19 Июня 1903 г. Сегодня Наташа сломала себе руку и теперь сидит опять в гипсе и плачет, говорит, что ей капнули на руку горячей водой и теперь и больно…Саше очень тяжело это досталось, она не могла первое время подойти к ней и ей было дурно. Боже, да будет воля Твоя! Но поддержи и помилуй нас!

21 Мая 1905 г. Вчера и сегодня у нас в доме полный разгром – производим дезинфекцию. Вчера делали на верху и думали тем и ограничиться, но не пришлось – и сегодня готовимся делать ее и внизу. Скарлатина всю семью нашу разогнала. Первая захворала Надя еще в начале вел.поста, ее поместили у дяди с З. П-ой; она оправилась и на Фоминой снова

Л. 21 об.

собрались все вместе. Но вот в понедельник 16 Мая, уже больше трех недель спустя, захворала Наташа. Тоже перебралась с мамой к дяде, через два дня захворала Ксения и тяжелее, чем Наташа. Ее отправили туда же и вчера сделали дезинфекцию на верху, но к вечеру захварывает Шурка… Пришлось бежать из дома. Валя и Тоня с Петей и тетей Улей ушли в номера, а ребятишки остальные спали в кухне. Теперь внизу везде заклеивают окна и опять за вчерашнее... Дай Бог, чтобы все легко обошлось, чем думается.

24 Мая вечер. Еще одна у меня захворала – Тоня. Хотя нет еще ни сыпи, ни в горле красноты и налета, но сильный жар и как-то не верится что это было бы что либо иное…

Л.22

Что будет завтра, к тому времени болезнь выяснится… Господи, пошли, чтобы все лучше было, чем думается…

19 Апреля 1907 г. вечер. Давно я уж не писал своих заметок. А записывать есть чего. В июле прошлого года мы (я и брат) купили у мамаши и сестры их часть дома, затем они ушли к дяде на квартиру и у нас в доме стало гораздо свободнее. В сентябре мы с Митей разделились хозяйствами. В начале Сентября я простудился – продуло спину и с тех пор не могу поправиться… Болит то одна нога, до обе вместе, то по очереди… Чего только не перепробовали со мной. В Декабре доктор испытывал все свои средства, предложил массаж – и только он и помог мне. К сожалению, я во время поправки, простужался; один

Л. 22 об.

раз здесь, другой в Москве, куда я ездил за советом. В Москве кроме ишеса захватил сильный ревматизм, от которого до сих пор не могу поправится. Тоже и Саша… с ней сделался сильный нервный припадок, а потом сделался нарыв на зубах, что потек носом, а затем явился нарыв и нёбе. Здесь ничего не решились делать, пришлось ехать в Москву. Там вырвали больные зубы и корни и выломали какие-то косточки на нёбе – словом было тяжело… Теперь приехала, но еще конечно не поправилась – сил нет и голова кружится – была в Москве три недели. У брата тоже горе – захворал Шурка – сделался нарыв под коленкой, отправили в Москву для операции, ездили и Митя и З.П. Хорошо еще, что операция прошла благополучно, но

Л. 23

Шурку пришлось оставить в больнице; там лежит он уже два месяца и все еще не отпускают…

28 Марта были в думе выборы в городские головы вместо отказавшегося Е.И. Зворыкина.  И пал выбор на меня… Было 36 гласных и на меня подали 31 записку. Я не отказывался и только заявил перед баллотировкой, что я не совсем оправился и что придется мне уехать на несколько недель полечиться. Но на это не обратили внимание и баллотировали – получил тот же 31 шар и 4 на лево.  И вот я принимаю на себя обязанность и трудную и тяжелую и боюсь, как то я сумею оправдать надежды избирателей. Но когда я шел на выборы, то молил Бога помочь мне, если выпадет мне судьба быть выбранным. И верю и надеюсь, что Он поможет мне.

Л. 23 об.

22 Апреля 1907 г. 7 ч. утра. Сегодня первый день Пасхи встречаем не особенно радостно – болезнь моя не проходит и я не был ни у заутрени, ни у обедни: ноги болят и сидеть, и ходить, и стоять, и, наконец, лежать, все ноют…Завтра будет обедня попозже и я хочу идти… Утверждение мое не пришло, да едва ли его и можно ждать скоро. А время идет, и я ни в тех, ни в этих… Впервые Пасху встречаю с братом порознь и, кажется, много спокойнее.

2 Мая, утро. Вот и пришло утверждение! Вчера приезжает Пав.Тим. и привозит отношение губернатора и поздравляет меня… А признаться я полагал и надеялся, что мне не придется вступать до отъезда на грязи, но сезон начинается еще недели через две, а потому приходиться вступить в должность. Затем перед отъездом надо будет пред-

Л. 24

ставляться губернатору и вот тут-то предстоит забота о мундире, который я рассчитывал шить после лечения. Но, это в сущности пустое…

Хотя и не особенно дрожит мое сердце, когда я собираюсь принимать на себя такую ответственность, но все таки мне не совсем по себе и невольно все думается, да сумею ли я, буду ли годен для этой службы? Но верю, что Бог не оставит меня… и молюсь об этом, и буду молиться.

3 Мая 1910 г. Вчера утром скончалась мамаша! Дай Боже ей Царство Небесное… За последнее время она постепенно слабела, но все время была на ногах и постоянно бывала в церкви. Даже накануне она была у всеночной,  а в пятницу была у нас в доме, пила чай и обошла везде. Придя от

Л. 24 об.

всенощной, ей часов около 9 стало дурно – заболела спина и сердце. Дойдя до постели ей стало тяжело – боль около сердца и трудное дыхание. Мы собрались около нее; пришли два доктора и сказали, что состояние ее очень плохо. Она приобщилась… Бедная, она почувствовала, что умирает… Благословила нас всех, только Вале не пришлось проститься с ней. Только и говорила, простите меня, помолитесь за меня… Ночью она немного забылась, но к утру ей стало тяжело, она металась на постели, просила спустить ее… Брат ночевал там и был около нее, а я был дома и уже не застал ее в живых. До последнего дыхания она молилась и повторяла свою прежнюю просьбу, свои слова: простите меня, помолитесь за меня…

Л. 25

С первым ударом колокола к обедне, в 6 часов, ее не стало. Господи, упокой ее!

25 Мая 1910 г. Сегодня в десятом часу скончался дядя Александр Иванович Мяздриков. Пошли, Господи, мир душе его! Долго он страдал и за последнее время очень тяжко, но не слышали мы от него ни одного стона. Еще 6 дней тому назад ему сделалось очень худо, он приобщился, и доктор сказал, что едва ли он выживет ночь. И вот он прожил шесть дней и силы постепенно покинули его. Вчера он едва, едва говорил, но был почти все время в полной памяти. Сегодня же ночью с 3 часов он уже не говорил. Почти за час до окончательного прекращения деятельности сердца он тольк потянулся и вздохнул и это было его последние движение. Мир душе его! Послед-

Л. 25 об.

ние две ночи он разговаривал, в забытке, с покойной мамашей и все спрашивал ее, как она живет? На вопрос сидевшего около него фельдшера, на вопрос, что говорит, отвечал «не сказывает».

Здесь ниже рисунок, по видимому, портрет А.В. Мяздрикова, выполненный автором.

Это последняя запись, далее записи уже сделаны его дочерью.

Л. 26.

1 января 1934 года.

25 марта 1931 года умер папа от воспаления легких. Хворал недолго, все порывался идти колоть дрова. Тихо умер рано утром.

14 мая 1932 года была убита Тоня. Двое бандитов в 10 часов вечера пришли в кооператив и потребовали деньги. Деньги спасены, залитые кровью, а Тони нет. Это был удар, страшный, тяжелый для всех, а для мамы в особенности.

9-го декабря в 11 часов ночи умерла мама (1933). Болела около месяца, задыхалась, спала сидя и очень мучилась. Последний день все время спала, и так, не просыпаясь, тихо умерла. Я застала только ее последний вздох.

Осталось нас трое. Кто будет следующий?

Л. 26 об.

И вот пришло страшное число: двадцатые числа февраля 1937 года. Страшно! Пропал Леник! Где он, жив ли, здоров ли, что он переживает, что он думает. Почему из Дорсанотдела не сообщают, где он? Послала телеграмму, ответа нет. И Юра ничего не пишет. Здоров ли уж Юрий, с ним не сделалось ли чего? Но думаю, о нем написал бы Ваня. Что делать? И уехать нельзя: на днях должна быть аттестационная комиссия. Поскорее нужно закончить учет и уехать в Казань. Только самой и можно добиться, где уж Леник. Хотя бы знать правду, хорошую ли, плохую ли, но только бы ни это, неизвестность. Она так давит, так тяжело. Чего только не придумаешь! И такая таинственность! Почему, отчего? Что мог сделать Леник? Ни знакомых у него, ни политики. И что могло случиться? Но как не ломай голову, все равно ничего не узнаешь. Хотя бы продержаться эти дни до отъезда, не выдать себя в школе, на уроке. И ничто не поможет: ни гимнастика, ни чтение. Голову сверлит до того, что становится больно. Места не находишь! Вот так свалюсь! Если еще что случится, не удивлюсь: одно к одному. Всегда так бывает. Что делать, куда идти – ничего и никуда. 12/III 37 г.

Л. 27.

Вот карточка Леника.  Вспоминается многое, каждый звонок заставляет вздрагивать: не он ли? Может быть лежит где-нибудь больной и около него никого нет. Может умер и некому было побыть с ним в последние минуты. Разум говорит, что надеяться на хорошее нечего,  а в подсознании все еще тлеет искорка надежды. Надо ее гасить и приготовится к самому худшему. Но только бы знать, только бы знать! А узнаю не скоро и жить нужно под пыткой. А жить так интересно, так заманчиво. Жаль ребят. Хотя они и четверти непереуспевают сейчас того, что переуспеваю я; да, пожалуй, и лучше, нечего отравлять дни юности: они бывают раз в жизни и больше не возвращаются. Только бы с Юрием еще чего не случилось. Одна – и так тяжело!

30/III. 23/III уехала в Казань в надежде все узнать, повидать или хотя бы передать что-нибудь Ленику: ведь до сих пор сидит он в валенках. И можно сказать – ничего не узнала, и денег истратила много. По приезде отправилась в НКВД, но там дежурный сказал, что нужно знать, кем арестован, а так ничего не может ответить, да и день выходной. Посоветовал сходить в тюрьму и узнать, нет ли там. Была в тюрь-

Л. 27 об.

ме, но опять ничего не узнала: выходной день и часовой ничего не мог сказать. На утро пошла в железнодорожный политотдел. Там посоветовали обратиться к прокурору. Ждала его три часа. Прием был более, чем холодный. Долго не мог понять, «почему служит в Казани, а живет в Муроме и зачем я сюда приехала». Но все-же после долгих мытарств узнала. «Сидит» с 23 февраля  (в этот день хотел все кончить и уехать домой. Кончил и уехал, но не туда, куда хотел); ведет следствие транспортный отдел НКВД. Пошла туда. Чтобы узнать, там ли он и можно ли ему передать что-нибудь, нужно написать заявление. А на чем писать? Ни клочка бумажки. Обошла все магазины, почту – бумаги нет. На улице увидала мальчугана с тетрадкой. «Мальчик у тебя тетрадка есть?» -  «Ишь ты, она мне самому нужна». – «Да мне и не нужна твоя тетрадь, дай мне лист для письма, я тебе дам 20 коп.». – «Да я, тетя, так тебе дам». Получив двугривенный сейчас же побежал на угол за конфектами. На почте написала заявление. Отнесла. «Приходите за ответом через 4 дня». – «Но я приезжая, я не могу здесь столько жить, нельзя ли пораньше?» - «Приходите завтра к 5 часам». А завтра в 8 нужно уезжать. Пришла к пяти, захватила передачу. «Заявление подавали вчера? Приходите через 3 дня!» - «Но поймите, гражданка, мы не создаем особых комиссий для приезжих. Зайдите через три дня». Так и ушла,

Л. 28

не солоно хлебавши. Придется сходить Юре. Вчера должен был идти. Добыл ли чего, узнал ли, где Леник; передал ли ему белье и ботинки? Опять ждать и ждать! Очевидно Леник совершенно не думал, что его могут арестовать, так как совершенно был не причастен к работе в Казани. Донос что-ли? И жаль, что все это в Казани. Лучше было бы в Москве. Идти в Дорсан отдел не хотелось. Что там скажут нового? А чувствовать себя зачумленной, которой все сторонятся, не хотелось. Юра говорит, что обычно здесь ведется следствие месяца 1 ½ -  2. Но 1 ½ месяца уже прошло, а результатов все нет. Таня все обнадеживает: вот откроется дверь и явится Алексей Михайлович. А я боюсь предаваться таким мыслям. Привыкла к тому, что уж если что одно свалится, так за ним посыпится и другое. Ночевала у сторожной (? Не разборчиво) татарки из Ваниного общежития. И подцепила, вероятно, там вшей: сегодня одну на подушке выловила. Нечего сказать – приятно! Бедный Юрилка скучает. «Хотя бы на денек уехать в Муром!» К маю нужно во что бы то ни стало накопить 50 рублей ему на поездку.

Сегодня имянины Леника! Не так мечтали мы провести этот день, и не так проводили раньше. Если его не выпустят, не знаю, как скрывать дальше от соседей, от всех «любознательных» по отношению к чужому горю людей. Как быть с квартирой? Надо еще забор новый делать около огорода! Как вывернусь с деньгами? А ребятам уж становится голодно, уж начинают ворчать на один черный хлеб. Нужно в первую

Л. 28 об.

очередь сократиться самой поменьше есть, а то за последний год тоже разбаловалась. Но мне - то не привыкать стать сдерживать и заглушать свои желания. И это бы все ладно, все пустяки, только бы вернулся Леник! Пусть нигде не работает, будет дома разводить кур и что угодно делать. Готова набрать уроков по горло, только бы он вернулся и был с нами! А будет ли это? Надежды так мало.

На носу аттестационная комиссия и почему-то очень равнодушна к ней. Готовиться? Но разве в 2-3 дня можно наверстать то, что получают годами? Что у меня есть, то и есть. На политических вопросах срежусь. На методике, думаю, что нет. В общем выставить с высшем образованием, едва ли выставят. Заставят учиться. Ну, что же. Неужели не справлюсь с тем, с чем другие справляются? Не дадут отличной характеристики? По самолюбию, конечно, ударит, а в общем все это пустяки. Жаль, что вся прошлая жизнь не дала мне навыков политического образования. На уроках чувствуется этот пробел. А заполнишь его не скоро. И все это с полбеды – только бы вернулся Леник. Здоров ли он, не болен ли? Как переживает все? Вероятно, беспокоится о нас и это понижает его настроение. Поскорее бы прислал Юра письмо.

Л. 29

31/III. Письма от Юры нет. Хотел послать его 29-го. Неужели ничего не узнал! Уж с ним не случилось ли чего-нибудь? Теперь мне уж кажется, что если не пишет, с ним что-нибудь плохо. А тут еще Вова так плохо ведет себя: стал таким грубым, невоздержанным. Все его приятели не особенно мне по душе; не научат они его ничему хорошему. Неужели и завтра письма не будет?

2/IV. Вчера узнала очень плохие вести: Леника посадили за то, что в пьяном виде наболтал чего-то! Как просила его не пить – и все мои слова впустую. Потом «узнали» о 18 годе. Но кто же этого не знал? И можно ли наказывать несколько раз за одно и тоже? Но ведь это плохо. Нет совсем надежды не только на скорое возвращение, но и вообще на возвращение. Куда, когда отправят – только бы знать. Не болен ли он? Что он переживает, что думает? И как теперь быть с квартирой? Сумею ли справиться со всем: ведь теперь все на мне? И Юре посылать и здесь всех одевать. Придется, вероятно, что-нибудь продавать. И если квартира будет меньше, куда я дену все вещи? Только бы самой не свалиться, а то ребята останутся совершенно одни. Все эти мысли так мучают, а посоветоваться не с кем. Кому, по существу говоря, интересно выслушивать мои жалобы и давать советы? Все нужно сделать самой.

7/IV. Юра ходил безрезультатно. Должен был идти 5-го. Какие-то результаты! Написала письмо Наташе. И ее и Шурины дела плохи: оба болеют. Тоже не везет людям! Интересно:

Л. 29 об.

вчера и сегодня днем снизошел на меня покой. Что это, результат гимнастики, или Леник, получив передачу, перестал беспокоиться о нас? Письмо все разрешит, только бы получить скорее.

Сегодня на урок ко мне явилась комиссия и, на грех, урок был в 5 а. Что уж. Можно сказать не урок, а один ужас! Ну как так уж повезет и во время аттестации? Уж тогда провал обеспечен.  Посмотрим, что-то будет?

13/IV. Ответа от Юры все еще нет. Опять сижу, жду – и все ничего. В Москву послала заявление прокурору, но ответа от Вадима тоже нет. Неужели и это письмо не дошло?

Приехала аттестационная комиссия. Что-то будет! Что делает Леник,  что думает, что переживает? Вероятно, похудел, осунулся, постарел. Увидим ли мы его?

II/III 1938 г. Умер Шура Курилло.

1/V 1941. Женился Юра.

Google Plus
Вконтакте
Одноклассники
Е.И. Сазонова Подготовка текста